Mumtahana

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Mumtahana » Культурный досуг »  Из жизни мусульман.


Из жизни мусульман.

Сообщений 1 страница 21 из 21

1


 
Во имя Аллаха Милостивого Милосердного.
"Сухайля и Фарук"
Во времена Бани Уммайя (рахимахумуллах) после Хулафааъ Рашидин, когда Ислам был самой влиятельной силой в мире, когда страна мусульман была самой большой по сравнению со всеми остальными, в городе пророка (да благославит его Аллах и приветствует), в Медине Аль-Мунавварах происходило собрание, собрание мусульман из числа сахабов (сахаб - сподвижник пророка (да благославит его Аллах и приветствует) и табиев (табии - поколение мусульман, родившихся после смерти пророка, т.е. дети сподвижников), которые собрались по случаю свадьбы двух молодых, но в то же самое время праведных мусульман. Звали их Сухайля и Фарук Абдуррахман. Сухайля была невестой, а Фарук женихом. Несмотря на их молодость, они были настолько праведны, что в последствии они стали хорошо известны среди предводителей верующих. В те времена, дорогие братья и сестры, джихад являлся одним из тех праведных дел, которое стремился выполнить каждый...Каждый верующий хотел совершать джихад. Исламская армия была во всех концах света, направляясь на север, юг, восток и запад...армии продвигались по всем направлениям, участвуя в битвах, чтобы распространить слово Аллаха (Свят Он и Велик), такое же намерение было и у Фарука Абдуррахмана.
Перед его глазами был пример сподвижников пророка (да будет доволен ними Аллах) и табиев, возвращающихся и отправляющихся на битвы, а также их рассказы о том, как они отдавали души Аллаху (Свят Он и Велик) и о том, как Аллах даровывал им победы и проявлял к ним свою милость и оказывал им помощь.
Не прошло и трех месяцев после их свадьбы, как в одну из ночей Фарук вернулся домой, посмотрел на свою прекрасную жену и сообщил ей о своем намерении отправится на джихад, чтобы сражаться против неверных и распространять слово Аллаха (Свят Он и Велик). Несмотря на то, что после свадьбы прошло всего три месяца, но надежда получения милости Аллаха (Свят Он и Велик) посредством выполнения одного из самых праведных дел, а именно джихада на Его пути, была более привлекательна для него, чем перспектива быть счастливым и находится дома со своей молодой красивой женой. Отправится на джихад после всего трех месяцев брака было очень трудным решением для Фарука, это было еще более невероятным и болезненным для его жены.
Как она должна согласиться на это, ведь они поженились всего три месяца назад? Кто позаботится о ней? Кто будет ее обеспечивать? Она все еще молода и муж забрал ее из семьи, и теперь он оставляет ее, а ее семьи больше нет рядом. Эти мысли были одними из тех, которые проходили через ее сознание, но она была сильна и выдержана и не упомянула своих опасений вслух и даже если бы она возразила - он уже принял свое решение, Фарук даже не собирался обсуждать этой темы. "А как же с нашей совместной жизнью, как с домом?" Сухайля мысленно задавала себе много вопросов, но находила для себя лишь один ответ: "Аллах (cубханаху ва та'аля) позаботится о нас!" Приняв решение отправится на джихад, у муджахида не было времени на промедление. Он сразу же стал собираться к длительной поездке на землю джихада. Он провел ночи, подготавливая необходимое снаряжение и пытаясь успокоить свою любимую жену...он делал это ради Аллаха (cубханаху ва та'аля) и он должен был сделать это посвящение.
Фарук Абдуррахман оставил Сухайле немного денег, на несколько месяцев, т.к. они рассчитывали, что время его отсутствия займет не более двух месяцев, кроме этих денег он оставил с ней все свои сбережения, 30 тысяч динаров. Он оставил эти деньги как аманах (аманаh - доверенность, что-то ценное, отданное на сохранение) и попросил ее не использовать их до его приезда. На пороге дома, когда Сухайля прощалась со своим мужем, со своим любимым мужем Фаруком, она плакала в душе и говорила про себя: "О Фарук, не оставляй меня, О Фарук, не оставляй меня, некому будет обо мне позаботиться". Но она не дала ему увидеть своих слез. Прощаясь с ней, он произнес только ду'а путешественника: "Иставджи'кАллаху аль-лази ля туди'у ва даа'иух" (Я доверяю тебя Аллаху, который никогда не нарушает обещаний). Это была его сильная любовь к ней, которая не позволяла ему сказать что-либо еще.

После этого Фарук направился в мечеть пророка (СалляЛлаху аляйхи ва саллям) чтобы совершить салятуль фаджр (предрассветную молитву), сразу после этого он присоединился к армии мусульман, которая направлялась к полям сражений. Армия направилась на Восток. Сухайля осталась одна, плача не переставая. Что ей еще оставалось делать, ведь она все еще была молода? Как она должна была жить без мужа? Ее подруги приходили к ней домой, чтобы ей было легче переносить отсутствие мужа и чтобы она хоть на мгновенье забыла о нем, но все их усилия были безрезультатны. Не прошло и трех месяцев, когда Сухайля узнала о том, что ждет ребенка. Она была беремена и ждала ребенка от своего мужа Фарука.

Можно попытаться представить что испытывала эта молодая девушка после того, как муж оставил ее в одиночестве и она чувствовала, что ей придется воспитывать ребенка самой, без отца. Сухайля не знала другого выхода из этого трудного положения, кроме как молитв к Аллаху (Субханаху ва та'аля) и обрашений к Нему с просьбами о проявлении милости к ней и о помощи в этой трудной ситуации. Прошло время и Сухайля родила мальчика. Она была очень рада за своего мальчика, но в то же самое время она не знала как ей воспитывать сына без отца.

Прошло время в течении которого Фарук должен был вернуться и Сухайля не находила себе покоя. Она спрашивала о своем муже мусульман, возврашаюшихся со сражений, но никто не мог ей дать точного ответа. Те деньги, которые оставил ей Фарук на время его отсутствия, уже заканчивались, однако она не собиралась тратить ни единого динара из тех денег, которые были ей доверены. Хотя ей и было очень тяжело, но Сухайля была терпелива и ни разу не воспользовалась деньгами данными ей на сохранность. Она ждала до тех пор, пока не услышала о группе муджахедов, возвращающихся со сражений. Сухайля пошла к ним, надеясь, что они могут знать ее мужа. Когда она спросила их о Фаруке, то один из них сказал: "Я видел своими глазами как он погиб в одном из сражений".

Сухайле было очень трудно перенести новость, которую она услышала, но Иман (вера) в ее сердце остановил и защитил ее от причитаний, и единственной фразой, которую она произнесла была: "Инна лиЛЛахи ва инна иляйхи раджи'ун" (Поистине мы от Аллаха и поистине к Нему возвращение).

Сухайля направилась домой, в то время как ее сердце было охвачено пламенем, вызванным услышанной новостью, но опять таки она обратилась к Аллаху (Субханаху ва та'аля) с просьбой о помощи в сложившейся ситуации. После этих новостей Сухайля решила начать использовать деньги, данные ей на сохранность Фаруком, она решила потратить доверенные ей деньги на обучение сына исламским знаниям и позаботиться о том, чтобы из него вырос один из праведных лидеров мусульман. Сухайля стала отводить своего сына на халякату зикр (араб. собрания упоминания), где ученые проводили лекции и где собирались мусульмане с целью получения религиозных знаний. Для обучения сына Корану и Сунне она приглашала к себе домой лучших ученых, оплачивая их далекие путешествия деньгами, оставленными мужем на сохранность. Ученые, которые обучали этого маленького мальчика, любили его всем сердцем и они все замечали его гениальность и остроту ума. Заслугой этому были не только его способности, а гораздо большее - это были тяжелые усилия его матери, это были ее молитвы, обращенные к Аллаху (Субханаху ва та'аля), с просьбой о благословении и о защите ее сына. Это был ребенок, родившийся у двух праведных родителей, а самое главное это было благословением и милостью Аллаха (Субханаху ва та'аля).

Шли года, но Сухайля по прежнему думала о своем муже Фаруке. Она все еще надеялась каким-то чудом увидеть его. Описывая Фарука своему сыну, Сухайля рассказывала о его замечательном характере и прекрасных манерах. Она делала его личность в глазах сына примером для подражания. Она описывала его до мельчайших подробностей, чтобы сын мог представить себе отца во всей красоте. Сравните это с настоящим временем. Инна лиЛЛАХи ва инна илайхи раджи'ун (Поистине мы от Аллаха и поистине к Нему возвращение).

Ночью, тридцать лет спустя, на границе с Китаем, на большой удаленности от Медины Аль-Мунавварах, после того как Аллах (Субханаху ва Та'аля) даровал им победу, спала группа муджахедов. Они были благодарны Аллаху и счастливы победе, которую Он ниспослал им и спали всю ночь, за исключением одного мужчины пятидесяти лет. Этот пожилой мужчина думал о своей жене, с которой он расстался через три месяца после свадьбы. Когда все спали он задавал себе вопрос: "Что стало с Сухайлей? Как она? Что стало с аманой? Да, это был Фарук - муж Сухайли. Он не погиб и Сухайля была неправильно проинформирована о его смерти. Это было только сейчас, через тридцать лет после их разлуки, через тридцать лет сражений на пути Аллаха, когда он задумался о возвращении домой, в город пророка Мухаммада (СалляЛЛаху алейхи ва саллям), чтобы увидеть свою жену. Но для него было большим риском возвращаться по прошествии стольких лет. Что будет если он не найдет ее? Что будет если, вернувшись он узнает, что она вышла замуж за другого? Что если его аманах не была сохранена? Что если, что если, что если? Много вопросов одолевали его разум, но в конце концов он принял решение вернуться в Медину Аль-Мунавварах, чтобы хотя бы раз увидеть свою жену перед тем, как Аллах возмет к себе душу одного из них. Он получил разрешение от амира (лидера) муджахедов и направился в Медину Аль-Мунавварах.

Вы можете себе представить сколько недель занимало путешествие от границы с Китаем до Медины Аль-Мунавварах в те времена, учитывая тот факт, что единственным средством передвижения были верблюды и лошади. Это путешествие было очень долгим и тяжелым, но привязанность и любовь, которые он испытывал к своей жене, были для него невероятными стимулами, заставляющими его путешествовать, настолько быстро насколько это было возможно. По мере приближения к Медине Аль-Мунавварах его переживания и беспокойство набирали все большую силу. В какой ситуации он застанет свою жену?...будет ли она по-прежнему его женой? Наконец, после нескольких недель этого долгого путешествия, Фарук достиг границ Медины Аль-Мунавварах, где он оставил свою жену более тридцати лет назад. Несмотря на то, что эти мгновенья были для него как вопрос жизни и смерти, он не забыл о сунне пророка Мухаммада (СалляЛлаху алейхи ва саллям), и вы знаете, что по возвращению домой после путешествия, обратно в свой город, пророк (СалляЛлаху алейхи ва саллям) первым делом направлялся в мечеть, где совершал молитву в два рака'ата и только после этого шел домой (этот хадис приводится в сборнике Аль-Бухари). Итак, Фарук не забыл об этой сунне, хотя он и был очень взволнован и неведение того, что стало с его женой было для него настоящей пыткой.

Он пошел в мечеть пророка (СалляЛлаху алейхи ва саллям) - масджид Наби, где он помолился два рака'ата и после этого стал дожидаться начала салятуль аср (послеобеденной молитвы, чеч. малхбуз ламаз). После того, как Фарук совершил салятуль аср, он не был в состоянии ждать более, т.к. ему было не безразлично то, что же стало с его женой. Однако, после совершения молитвы, он увидел сотни и тысячи людей, столпившихся вокруг одного человека, одного великого ученого, но о котором он еще не слышал. Этот ученый был относительно молод. Фарук был очень удивлен тем, что предстало перед его глазами, т.к. никогда прежде, когда он был в Медине, он не был свидетелем такого зрелища. Он старался как мог вспомнить или догадаться о том - кто был этим человеком, который проводил лекцию для тысяч людей в мечети пророка (СалляЛлаху алейхи ва саллям). Фарук не смог узнать этого человека, но он был впечатлен его знаниями, еффективностью его слов и его манерой обращения со своими студентами.

Знаете ли вы, дорогие братья и сестры, что в числе студентов этого шайха был имам Малик ибн Анас (основатель одного из четырех мазхабов). Кроме имама Малика ибн Анаса там находился имам Суфьян Ас-Саури и имам Лайс ибн Са'ад и многие другие ученики, которые в будущем стали великими исламскими учеными. Когда лекция закончилась, Фарук спросил человека, сидящего за ним: "Кто это? Кто этот ученый? Кто этот шайх?" Его сосед засмеялся: "Ты что серьезно не знаешь этого шайха? Ты не знаешь этого великого ученого?" Фарук ответил: "Нет, я действительно его не знаю. Я только что прибыл в Медину Аль-Мунавварах". Тогда собеседник стал описывать и рассказывать об этом шайхе, который входил в семерку лучших ученых Медины (Аль Улама аль-Мадина саба') и считался наиболее знающим из них. Фарук спросил: "Как его зовут?" Собеседник ответил: "Его зовут Раби'а ибн Абдур-Рахман". Фарук не знал его и у него даже не было возможности взглянуть на него, т.к. он был достаточно далеко от него и это место было наполнено людьми. По окончании лекции он вышел из мечети и направился к своему старому дому. До того, как приблизиться к двери, Фарук заметил прекрасно одетого и приятно выглядещего мужчину, который собирался зайти в его дом, в дом Фарука, не спрашивая разрешения. Фарук был не в состоянии себя контролировать. Как он мог видеть мужчину, входящего в его дом, не спрашивая разрешения? И насколько Фарук мог себе представить его жена, Сухайля, по-прежнему находилась внутри. Фарук не мог себя сдержать из-за громадной ревности, которую он чувствовал в этот момент...это чувство было настолько сильным, что могло убить его...и он бросился на этого мужчину, желая избить и даже убить его, произнося: "Кто ты такой? Что ты делаешь у моего дома? Кто разрешил тебе входить в него?" К счастью этот мужчина был достаточно силен, чтобы защитить себя, и он задавал Фаруку те же самые вопросы. Пока они дрались люди стали собираться вокруг них. Имам Малик ибн Анас оказался среди этих людей и т.к. он не знал кем был Фарук, то он попросил его удалиться, говоря: "Тебе тут не место, потому что этот дом принадлежит этому человеку - этот дом не принадлежит тебе".

Когда Фарук увидел, что все люди говорили, что этот дом принадлежит этому мужчине, а не ему, то он закричал своим самым громким голосом: "Я Фарук! Я владелец этого дома!" Не прошло и минуты, когда женщина, пожилая женщина вышла из дома и сказала всем людям: "Да, это Фарук, это мой муж", затем она посмотрела на Фарука и сказала: "Это твой сын, О Фарук, оставь его в покое". После этих слов люди стали плакать, и вскоре оставили их одних. Фарук и его жена зашли в дом, а их сын ушел, оставив их наедине.

Знаете ли вы, что было первыми словами, которые сказала Сухайля своему мужу после долгого отсутствия? Она сказала: "О Фарук, мне очень жаль, но я больше не являюсь привлекательной и красивой, я не такая, которую ты привык видеть тридцать лет назад, прости, мне очень очень жаль. Это произошло из-за времени и из-за нашей разлуки. Мои волосы поседели и моя кожа не такая нежная как была, когда мы расстались". Но Фарук ответил: "О моя жена, меня не волнуют эти вещи. Твоя красота в твоем сердце. Твоя красота в твоей правдивости. Твоя красота в твоем характере и в твоих манерах. Меня не волнует все остальное...Я клянусь, что ты для меня самая красивая женщина". Супруги начали разговор за разговором, которые продолжались часами напролет. И они не остановились до тез пор, пока он не спросил ее о амане, которую он оставил с ней. Она сказала: "О Фарук, ходил ли ты в мечеть? В мечеть пророка (СалляЛлаху алейхи ва саллям) до того, как придти сюда?" Фарук ответил: "Да, я был в мечети". Она сказала: "И что ты там увидел?" Он ответил: "Я увидел замечательного ученого, имя которого Раби'а ибн Абдур-Рахман. Я в жизни не забуду этого ученого". Тогда Сухайля спросила его: "Хотел ли бы ты быть как Раби'а ибн Абдур-Рахман, ценой потери своего состояния?" Фарук сказал: "Да я хотел бы, я хотел бы быть как этот человек, даже если бы это означало потерю всего состояния, которое я имел". После этого Сухайля спросила: "Хотел ли бы ты потратить все свое состояние, чтобы твой сын был как Раби'а ибн Абдур-Рахман?" Фарук сказал: "Да, это было бы даже лучше". На это Сухайля сказала: "Раби'а ибн Абдур-Рахман, этот ученый - это твой сын, тот самый с которым ты сегодня дрался перед домом".

0

2

Слепой ребенок


Мне не было и тридцати, когда моя жена родила первого ребенка. Я не забываю об этой ночи никогда. Эта была бессонная ночь, проведенная в пустых разговорах, в сплетнях и непристойностях. В основном я был рассказчиком и смешил их, говоря о том или ином человеке, а они смеялись и подливали масла в огонь. Я обладал необычайным «талантом» издеваться над людьми и высмеивать их. Я подражал и копировал человека вплоть до акцента его и голоса. Я пародировал всех подряд, высмеивал всех подряд, даже мои близкие друзья не могли избежать моих насмешек. Некоторые люди стали избегать и сторониться меня, дабы не быть осмеянными. Как раз в ту ночь я рассказывал о слепом попрошайке, над которым я решил подшутить на рынке. Когда я поставил ему подножку, он неуклюже упал и никак не мог встать на ноги. Люди вокруг умирали от хохота, видя, как он безуспешно пытается встать на ноги.
Как обычно я очень поздно ночью воротился домой. Моя жена ждала меня. Она была в положении и скоро должна была родить. Она дрожащим голосом спросила: Рашид, где ты был? Я ответил с издевкой: на марсе был, у братьев по разуму в гостях. Она выглядела очень ослабленной, и она сказала, а слезы душили ее: Рашид, я сильно болею, ты даже не представляешь как. Срок подошел, и ребенок должен скоро родиться. Она сжала губы, но слезы текли по щекам ее. Я тут понял, что она должна родить, мне надо было бы быть более серьезным, а больше быть занятым ею, тем более она была на девятом месяце. Я быстренько отвез ее в больницу.
Ее ввели в родильное отделение, и она там провела долгие часы в муках.
Я терпеливо ждал, пока она родит. Ее роды были трудными, я устал ждать и ушел домой. В больнице я оставил номер своего телефона, чтобы они смогли мне сообщить, когда она родит.
Примерно через час мне позвонили и сообщили о рождении ребенка.
Я тут же побежал в больницу.
Первое о чем я спросил, это номер ее палаты.
Но мне сказали, чтобы я прежде встретился с ее врачом, принимавшим роды для консультации.
Я опять таки с иронией сказал: Какой врач? Мне нужен только мой ребенок!
Мне сказали: да, но, прежде всего вам надо встретиться с врачом.
Я зашел к ней. Она сказала, что роды были тяжелыми и что надо смириться с тем, что ребенок, возможно, не сможет видеть, так как глаза деформированы.
Я схватился за голову, я вспомнил тот случай, когда я издевался над слепым попрошайкой, которого толкнул и над которым смеялись люди.
Свят Аллах! Что же это? Око за око? Я сидел безмолвно. Потом вспомнил о жене и о ребенке. Я поблагодарил врача и попросил разрешения посетить жену. Она не упала духом и не скорбела как я. Она была довольна тем, что преподнес ей Господь. И сказала, может быть это будет предостережением для тебя, чтобы ты не издевался над людьми.
Она постоянно повторяла: не издевайся над людьми.
Вскоре они выписались с больницы и Салим, наш сын, был с нами.
На самом деле я не ощущал его присутствия, что он есть, что его нет.
Когда его плач становился невыносим, я убегал в зал и плотно закрывал дверь, чтобы спокойно спать. Жена же наоборот, была всецельно занята им, очень любила его.
Я не то, чтобы игнорировал его, нет, нет. Просто я не мог заставить себя полюбить его.
Салим рос, и начал ползти. Когда ему исполнился год он начал ходить. Тогда только мы обнаружили, что он хромает.
Это совсем опечалило меня.
После него, моя жена родила Умара и Халида.
Годы шли, и Салим рос. Росли и его братья.
Я не любил сидеть дома. Больше времени я проводил в кругу друзей. На самом деле я был как игрушка в их руках. Можно сказать, был придворным шутом и смешил их.
Жена все надеялась, что я исправлюсь. Она все время призывала меня встать на истинный путь. Она не злилась на меня, за мое легкомысленное поведение, она скорее жалела меня.
Ее больше огорчало мое пренебрежительное отношение к Салиму, и внимание к его братьям.
Салим вырос, выросли и хлопоты, связанные с ним.
Когда жена решила устроить его в одну из школ для слепых, я не стал возражать. Я не заметил, как пролетели годы. День за днем, и в каждый день работа, сон, еда, насмешки.
В одну из пятниц...
Я проснулся в одиннадцать часов дня. Для меня это не было поздним временем. Я в тот день был приглашен на свадьбу. Я встал, оделся, надушился и собрался выйти из дому. В зале мое внимание привлек Салим, который досадно плакал. Это было впервые, когда я обратил на него внимание за все десять лет его существования. Обычно когда он плакал, мать утешала его, и я слышал его плач за дверями своего кабинета. Я остановился. Подошел к нему и спросил: Салим, почему ты плачешь? Когда он услышал мой голос, он перестал плакать, почувствовав, что я, где-то рядом и вижу его. Он начал шарить своими маленькими ручками и как я понял, он пытался отойти подальше от меня, как будто бы я чужой.
Он сказал: ты только сейчас заметил меня? А где ты был все эти десять лет? И он, спотыкаясь, поспешно ушел в свою комнату. В начале он не хотел мне говорить о причине, по которой он плакал, но потом я заботливо начал беседовать с ним и он начал говорить о причине своей трагедии. Умар брат его, должен был проводить его в мечеть, сегодня пятница, и он боялся что не найдет места в первых рядах если опоздает, он звал Умара, звал мать, но никто не отзывался. И он плакал из-за этого. Я видел, как из его закрытых глаз скатывались слезы. Я не знал, что и сказать. Я прижал его голову к себе, погладил и сказал: за это ли ты плачешь Салим? Он сказал: Да.
Я забыл про своих друзей, про свадьбу и сказал ему: Салим, не грусти, ты знаешь, кто сегодня поведет тебя в мечеть?
Он сказал: я думаю что Умар, но он вечно опаздывает.
Я сказал: нет, я поведу тебя сегодня в мечеть.
Салим удивился, не поверил, он подумал, что я опять издеваюсь, и слезы опять покатились по его щекам. Я вытер его слезы и сжал его ручку.
Я хотел повезти его на машине, но он сказал, нет, мечеть же недалеко, поведи меня пешком. Я не помню, когда в последний раз я заходил в мечеть. Но впервые я почувствовал волнение. И разочарование за свою беспечно и бесполезно проведенную жизнь.
Мечеть была переполнена молящимися, однако, я нашел место для Салима в первом ряду. Мы сидели и слушали проповедь, потом он молился рядом со мной, точнее я молился рядом с ним. После молитвы, Салим попросил меня дать ему Коран. Я удивился: как слепой может читать Коран? Я видел просьбу его абсурдной, но боясь причинить ему боль отказав, взял Коран и протянул к нему.
Он попросил меня открыть суру Пещера.
Я открыл Коран, то листал, то смотрел оглавление пока не нашел суру. Потом он взял Коран у меня, поставил перед собой, и начал читать. Притом, что глаза его закрыты, и он не видит. О, Аллах! Он в совершенстве выучил суру!
Мне стало стыдно, я взял Коран, и начал читать. Страницу за страницей, начал молить Аллаха о прощении, и о том, чтобы Он наставил меня на истинный путь. Я увлекся мольбой и не заметил, как начал плакать подобно ребенку. Некоторые люди оставались в мечети и совершали дополнительные богослужения, я постеснялся их и постарался подавить в себе вспыхнувшие эмоции. Но они переполняли меня, я ничего не чувствовал кроме детских рук вытиравших слезы с моего лица. Это был Салим. Я его прижал к груди. Я посмотрел на него и сказал: не ты слепой сынок, а я слепой. Я не видел того, что мое распутство приближает меня к Аду. Когда мы вернулись домой, жена была сильно обеспокоена за Салима. Но ее беспокойство сменились слезами радости, когда она узнала что мы с ним вместе молились в мечети.
С того дня я больше не пропускаю ни одну молитву в мечети.
Я оставил своих компаньонов и разорвал с ними связи. Но обрел новых друзей в мечети. От них я научился многому, ощутил вкус веры. Узнал от них то, что от меня скрывала дунья. Я старался часто бывать с ними, сидеть за чтением Корана, совершением молитв, поминаний Аллаха. Несколько раз в месяц я полностью читал Коран. Мой язык часто поминал Аллаха, может быть, Он простит мои ошибки и грехи, и мои издевательства над людьми. Я стал больше любить семью и пытался больше проводить с ними время.
Жена перестала тревожиться за меня, и стала счастливее. А улыбка не покидала сына моего Салима. Кто бы ни видел его, говорили, что он ангелочек. Я благодарил Аллаха за эти блага, которыми он наделил меня.
Как-то мои новые друзья решили поехать в отдаленную деревню с целью призыва.
Я тоже подготовился выйти в путь, испросил у Аллаха блага, посоветовался с женой. Я думал, что она будет против, случилось что наоборот. Я был рад, и чувствовал себя счастливым. А ведь раньше когда я был распутником я не советовался с ней, куда мне идти. Потом я обратился к Салиму, и сказал о том, что уезжаю. Он обнял меня крепко, крепко, чтобы попрощаться.
Три с половиной месяца я был в разлуке с семьей. Всякий раз как мне удавалось, я звонил домой, к жене, чтобы услышать ее голос, голос детей. Я очень скучал по ним. О, как я скучал по Салиму! Никак мне не удавалось застать его и услышать голос. То он в школе, то в мечети. Когда я жене говорил о том, как я по ней соскучился, она радовалась и смеялась. Вот только в последний раз голос ее, меня встревожил. Она не была веселой как обычно. Я не услышал ее раскатистого смеха. Ее голос изменился. Я ей сказал: передай салам Салиму от меня. Она ответила: инша Аллах и умолкла.
Потом я вернулся домой. Постучался в дверь. Я ожидал, что дверь откроет Салим.
Дверь открыл младший сын Халид, которому едва исполнилось четыре года. Я взял его на руки, обнял. А он радовался и кричал: Папа! Папа! Я не знаю, почему стеснилась моя грудь, когда я вошел в дом, я произнес слова Аузубилля. Потом подошел к жене и заметил, что ее лицо изменилось. Как будто бы с ее лица стерли улыбку и радость. Я спросил: что с тобой? она ответила: ничего. Я неожиданно вспомнил Салима и спросил: где Салим? И Халид перебил словами: Салим пошел к Аллаху. Он в Раю.
Жена разрыдалась, и ноги ее подкосились. Я подхватил ее и посадил на кресло.
Потом я узнал, что он за две недели моего прибытия тяжело заболел. Его лихорадило, и жена моя отвезла его в больницу. Его сильно лихорадило и он не перестал страдать, пока душа не покинула его тело.
Когда земля для тебя становиться тесной и путь твой сужается и грудь сжимается, и отчаяние берет верх над надеждой что остается кроме как сказать: О, Аллах!

0

3

Любовь

Они договорились о свадьбе. Он приедет за ней через год, когда построит дом, и они поженятся. "Дай Аллах, чтобы она дождалась меня", — думал он, уезжая. И всю дорогу он вспоминал ее смущенный взгляд из-под платка, ее слова о вере в Аллаха, ее чуть дрожавшие руки, когда она подавала кофе… "Господи, благослови нас на этот брак!" — мысленно просил он.
Прошел год. Каждый день она подходила к воротам и, прячась за ними, вглядывалась в людей, идущих от автобусной остановки. Его не было… Так прошел месяц. "Что же делать?" — думала она. Он жил весь этот год в ее сердце, и она знала, что его честность и вера в Аллаха не позволят ему нарушить обещание...  Она решила ехать к нему сама. "Аллахумма, если Ты знаешь, что это решение — благо для меня в вере моей, в жизни моей нынешней и людей, грядущей, то предопредели его мне и облегчи его для меня, и ниспошли мне в нем благословение. А если Ты знаешь, что это — зло для веры моей и жизни моей нынешней и будущей, то отврати его от меня и меня от него…" Она закончила молитву и стала прислушиваться к своему сердцу: что оно скажет?   В сердце была уверенность: она должна поехать к нему и все выяснить. Если он раздумал, то они разорвут договоренность и она будет свободна. А если с ним что-то случилось… От этой мысли ей становилось не по себе.
Был полдень, когда она вышла из автобуса. Незнакомое село, люди — кто насмешливо, кто удивленно — смотрели на девушку в платке и длинном просторном платье. Но она была уверенной и спокойной, ведь Аллах тоже смотрит на нее и оберегает от зла. Она спросила о нем у старушки, стоявшей неподалеку от остановки. Старушка заулыбалась и объяснила, как пройти к его дому. "Он все строится, уже год как строит дом. А ты — кем же ему будешь, красавица?" "Я его невеста", — тихо ответила она, и щеки ее залились краской. Старушка понимающе улыбнулась, закивала головой: "Ну, иди, иди к нему. Он хороший парень".
Дом действительно еще строился. Стены и крыша уже были готовы, но внутри еще шла работа. Он увидел ее через окно, и сердце бешено забилось в груди. "Что я скажу ей?" — думал он, вытирая запачканные мелом руки. Она тоже увидела его в окне и вошла в дом, переступая через доски и кирпичи.
"Салям алейкум, — поздоровалась она. — Ты не приехал, и я решила узнать, что случилось". — "Алейкум салям. Видишь, я не успел построить дом. Я просто не мог забрать тебя. Но и отказаться от тебя не мог…"
Она все поняла. — "А где ты живешь?" — "Здесь. Одна маленькая комната уже готова". "Я надеюсь, там хватит места для двоих?", — спросила она и смутилась: вдруг он неправильно поймет ее. "Неужели ты согласна выйти за меня и жить здесь, в недостроенном доме? Но тут нет никаких удобств, я сплю на полу…" — "А в твоей комнате есть место для молитвы?" — "Да, я молюсь там". — "Этого достаточно. Больше мне ничего не надо", — тихо сказала она.

0

4

История семьи

Карча подъехал к воротам больницы и с силой нажал на сигнал.
- Вы к кому? – недовольно спросил охранник, с завистью оглядев его черный БМВ.
-К Дудову. Пропусти, - и Карча помахал перед носом охранника сотенной купюрой.
Охранник схватил деньги, словно это были доллары, и махнул своему товарищу, чтобы тот поднял шлагбаум. Карча вдавил газ и покатил на территорию больницы. Ему еще ни разу в жизни не приходилось навещать кого-либо, все его родные и друзья отличались завидным здоровьем. И вот на тебе – старший брат Рафаэль очутился на больничной койке. И не где-нибудь, а в онкологическом центре. Карча узнал об этом во время своих каникул, из-за чего ему пришлось фактически первым рейсом вылететь из ОАЭ, где он отдыхал с друзьями...
Он сильно волновался за Рафаэля, хотя дома сказали, что у него все будет в порядке, и он скоро поправится. Подробности произошедшего ему не рассказали. Карча не был медиком и смутно представлял себе, что значит раковое заболевание, поэтому не сомневался, что с Рафом ничего не случится. Что у его брата, что у отца, деньги можно было грести лопатой – а за деньги, Карча в это твердо верил, можно все, хоть мертвого воскресить.
Он припарковал машину неподалеку от входа и направился к главному входу.   -Карча! – вдруг окликнули его.
Парень обернулся и увидел Сеида, двоюродного брата.
-Салам алейкум! Как ты?
-Алейкум салам! Пойдет, - они пожали друг другу руки и обнялись.
-Как Раф? – спросил Карча.
-Вроде неплохо. Я недолго побыл там. Но знаешь, - Сеид сделал паузу, - Раф сильно изменился. Ты его не узнаешь теперь, брат.
-Почему? – Карча удивленно посмотрел на Сеида.
-Сам увидишь. Ты иди, я только оттуда, жду Ислама.
Карча пожал плечами и пошел в больницу. В холле он столкнулся с Исламом, братом Сеида, который был почти ровесник Рафаэля. Они поприветствовали друг друга, перекинулись парой фраз. Карчу всегда поражали Сеид и Ислам. Да и вся их семья. Это были его двоюродные родственники со стороны отца. Все Дудовы считали их ваххабитами. У Казбека, отца Карчи, было 5 братьев. И только один из них вдруг ударился в религию, да еще и утянул за собой всю семью. Никто не мог понять, как это случилось и как это исправить. Все двоюродные и троюродные братья Карчи дружили и общались, и он сам несколько раз пытался вразумить Сеида, но безуспешно. Сеид только улыбался, кивал головой, не споря с ним, а потом вставал со словами «Мне надо намаз прочитать». В итоге Карча махнул на него рукой. Сеид не доставал никого душещипательными лекциями о вреде спиртного, важности намаза, грехе расточительства – и на том спасибо. Ислам, в противоположность брату, вел среди своих ровесников, людей в районе 30 лет, активный призыв к Исламу. И добился-таки того, что при нем не пили спиртное, не ругались и не рассказывали сомнительных историй. Но не из-за того, что кто-то понял, что это грешно, просто никто не хотел вступать с Исламом в длинные нудные дискуссии на тему религии.
Карча поднялся на четвертый этаж и пошел по длинному зеленоватому коридору. По обе стороны его шли двери палат. Вдоль всего коридора прогуливались больные, обсуждавшие свои болезни и врачей.
«Не дай Бог когда-нибудь лечь в больницу, - подумалось Карче, - лучше сразу помереть, чем тут лежать».
Он прошел до палаты, в которой должен был лежать Рафаэль. У двери с книжкой в руках сидела медсестра, призванная охранять покой Рафаэля и выполнять любые его просьбы.
«Симпатичная», - подумал Карча, с ног до головы осмотрев хрупкую девушку в белом халате. Девушка поднялась ему навстречу и посмотрела в глаза:

0

5

Зеленая одежда


  При нашей встрече как раз читался азан.
- Пойдём со мною в мечеть, сегодня пятница, - сказал я.
  Из-за отклонения моих прошлых предложений:
- Ты же знаешь, что я не посещаю мечеть, - сказал он.
- Знаю, - ответил я. – Но мне интересно узнать причину.
- Я и сам не знаю, просто не получается, - проговорил он. – Возможно, воздействует и окружение. К тому же мятые брюки с обвисшими коленами вызывают у меня стеснение. Я невольно рассмеялся: - Ты, наверное, шутишь. Кто же по этой причине отказывался от посещения мечети?
- Я говорю правду. Ты же знаешь мой отношение к одежде и, особенно, к одежде зелёного цвета.
  Действительно, одеваемая им одежда, которые он постоянно держал в ухоженном виде, были в зелёных тонах и удивительно красивыми.
- Хорошо, но ты на протяжении всей своей жизни так ни разу и не побывал в мечети?
- В детстве бывал несколько раз с дедушкой. Однако же теперь не думаю, что пойду туда вновь.
  Произнесённое им меня крайне встревожило и заставило сожалеть о моём любопытстве. Вскоре мы распрощались.
  Спустя два месяца после нашего разговора я прослышал, что он в мечети, и тут же направился туда. Он находился во дворе мечети перед первым рядом и снова в зелёном.
  Я медленно приблизился к нему и шёпотом сказал:
- Ты же не собирался приходить в мечеть?

  Однако он не издал ни единого звука, потому что лежал в гробу, накрытый зелёным покрывалом.




0

6

Моя жизнь

  Как и хотели мои родители я получил степень магистра и разрешение поселиться в Великобритании, на земле храбрецов и возможностей. Когда я приехал в Великобританию, мне показалось что сбылись все мечты. Наконецто я был именно там где я хотел оказаться. И я решил.. решил обосноваться здесь пока что на 5 лет, пока не найду свою нишу и не зарабботаю достаточно денег чтобы вернуться в Казахстан и навсегда поселиться в родных краях.
   Мой отец был тогда государственным служащим, и после ухода на пенсию единственное что у него осталось так это маленькая квартира с одной спальной. Это вселяло в меня ужас, я хотел добиться большего чем он. Но не прошло и много времени как я начал скучать по дому и чувствовать себя одиноким. Каждую неделю я звонил домой ползуясь дешевыми международными телефонными картами...

   ...  Прошло 2 года, 2 года Бургеров в Макдональдсе и куриных ляжек в KFC, дискотек. В конце концов я решил остепениться. Я заранее позвонил родителям и оповестил их о своем решении и предупредил что у меня всего 10 дней отпускаи все должно быть организовано в эти 10 дней. Я зареверзировал себе билет на самый дешевый рейс. Много денег потратил на подарки своим родственникам и друзьям в магазинах Second Hand. Приехав домой я начал изучать фотографии девушек, родители которорых радовались такому завидному зятю (он живет в Великобритании). Оставалось мало времени и я вынужденно выбрал одну девушку. И к моему удивлению ее родители согласились на сваьбу в следующие 2 дня.
   После сваьбы я оставил немного денег и попросил родителей присмотреть за ними, а сам вместе с женой (мне удалось и для нее устроить визу в самое короткое время) отправилдся обратно в Великобританию. Жене понраилась страна, но длилась радость всего 2 месяца. Потом она начала скучать. Частота звонков в Казахстан увеличилась до 3 раз в неделю, а мои сбережения тем временем начали таять. Прошло 2 года и у нас появился первенец. Затем второй. Эти два славных создания украшали нашу серую жизнь и были подарком Аллаха. Каждый раз как я говорил с родителями они просили чтобы я привез им внуков, ведь я был единственным их чадом. Они так их любили хотя никогда и не встречались.
   А я собирался каждый год поехать домой, но так и не получалось. Отчасти работа, отчасти материальные проблемы мешали этому сбыться. Годы проходили а я все не мог вырваться. А потом, неожиданно я получил известие от соседей о болезни родителей. Я пытался поехать, но теперь увяз в процедурах и так и не смог увидеться с ними в последний раз. Так я получил очередное письмо о том  что оба они скончались и были похоронены в соотвествии с Шариатом. Все мероприятия были Мусульманской общиной. Я  был в депресси. Мои родители ушли в мир иной так и не увидев своих внуков...
   Прошло еще несколько лет, к отвращению моих детей, но к радости жены мы вернулись в Казахстан чтобы навсегда остаться там. Приехав первым делом я попытался найти соотвествующее жилье, но цены так взлетели за последние годы что я сразу же опустил руки и вынужден был вернуться в Великобританию. Жена отказалась поехать со мной, а дети отказалаись остаться там, так что поехал я обратно с двумя взрослыми детьми на руках, один на всем белом свете. Пообещав вернуться через 2 года с большим количеством денег чтобы мы могли позволить себе жилье.
   Время тянулось как века, дочь решила выйти за одного Шотландца, меня никто и не спросил что я думаю. Сын остался в Ирландии.
   Когда я вернулся у меня хватило денег на квартиру с двумя спальными комнатами в центре родного города. Сейчас мне уже 60 и сейчас выхожу я из дома только лишь за покупками и на намаз в мечеть поблизости от дома. Моя верная жена тоже покинула меня и отправилась к Создателю.
   Иногда прогуливаясь по пустой квартире я думаю - а стоило ли? Мой отец заработал всего лишь на квартиру работая у себя на родине, а я что? Единственное что мне осталось это точно такая квартира. Ничего больше.
   Я потерял моих родителей и детей всего лишь за одну ЛИШНЮЮ СПАЛЬНУЮ КОМНАТУ. Выглядываю из окна и вижу как на улице танцуют дети. Это чертово Кабельное Телевидение испортило все наше молодое поколение..  Иногда мои дети тоже мне пишут.. всего несколько строк и спрашивают как я .. Ну хотя бы они меня помнят. Теперь когда мне осталось совсем немного я обратился к Аллаху и прошу у него прощения за все плохое что я натворил и за то что я не сделал так много хорошего из того что я мог! Слышал в мечети историю об одном старце - повиновался он Аллаху 40 лет, а затем произошла перемена и ослышался он 40 лет.. и увидев себя седым он возвал к Аллаху с мольбой о прощении.. и ответил ему голос - Подчинялся ты 40 лет, приближали МЫ тебя, ослушался ты 40 лет воздержались МЫ. И если вернешься примем мы тебя...
   Мучает меня вопрос а стоило ли? И молюсь я днями и ночами, только чтобы загладить свою вину перед всеми кому я жизнь испортил...



  Мирская жизнь кажется неверующим прекрасной. Они глумятся над теми, кто уверовал. Но в День воскресения богобоязненные окажутся выше них. Аллах дарует удел без расчета, кому пожелает. [Корова, 212]

  Мы скажем: «О сонмище джиннов и людей! Разве к вам не приходили посланники из вашего числа, которые читали вам Мои аяты и предупреждали вас о встрече с этим днем вашим?» Они скажут: «Мы свидетельствуем против самих себя». Мирская жизнь обольстила их, и они принесут свидетельство против самих себя о том, что они были неверующими. [Скот, 130]

  Аллах увеличивает или ограничивает удел тому, кому пожелает. Они радуются мирской жизни, но ведь мирская жизнь по сравнению с Последней жизнью – всего лишь преходящее удовольствие. [Гром, 26]

0

7

Один час


Как-то раз один человек вернулся поздно домой с работы, как всегда усталый и задёрганный, и увидел, что в дверях его ждёт пятилетний сын.
- Папа, можно у тебя кое-что спросить?
- Конечно, что случилось?
- Пап, а сколько ты получаешь? - Это не твоё дело! — возмутился отец. — И потом, зачем это тебе?
- Просто хочу знать. Пожалуйста, ну скажи, сколько ты получаешь в час?
- Ну, вообще-то, 500. А что?
- Пап… — сын посмотрел на него снизу вверх очень серьёзными глазами. — Пап, ты можешь занять мне 300?
- Ты спрашивал только для того, чтобы я тебе дал денег на какую-нибудь дурацкую игрушку? — закричал тот. — Немедленно марш к себе в комнату и ложись спать!.. Нельзя же быть таким эгоистом! Я работаю целый день, страшно устаю, а ты себя так глупо ведешь.
Малыш тихо ушёл к себе в комнату и закрыл за собой дверь. А его отец продолжал стоять в дверях и злиться на просьбы сына. «Да как он смеет спрашивать меня о зарплате, чтобы потом попросить денег?»
Но спустя какое-то время он успокоился и начал рассуждать здраво: «Может, ему действительно что-то очень важное нужно купить. Да чёрт с ними, с тремя сотнями, он ведь ещё вообще ни разу у меня не просил денег». Когда он вошёл в детскую, его сын уже был в постели.
- Ты не спишь, сынок? — спросил он.
- Нет, папа. Просто лежу, — ответил мальчик.
- Я, кажется, слишком грубо тебе ответил, — сказал отец. — У меня был тяжелый день, и я просто сорвался. Прости меня. Вот, держи деньги, которые ты просил.
Мальчик сел в кровати и улыбнулся.
- Ой, папка, спасибо! — радостно воскликнул он.
Затем он залез под подушку и достал еще несколько смятых банкнот. Его отец, увидев, что у ребенка уже есть деньги, опять разозлился. А малыш сложил все деньги вместе, и тщательно пересчитал купюры, и затем снова посмотрел на отца.
- Зачем ты просил денег, если они у тебя уже есть? — проворчал тот.
- Потому что у меня было недостаточно. Но теперь мне как раз хватит, — ответил ребенок.  - Папа, здесь ровно пятьсот. Можно я куплю один час твоего времени? Пожалуйста, приди завтра с работы пораньше, я хочу чтобы ты поужинал вместе с нами.
Морали нет. Просто хотелось напомнить, что наша жизнь слишком коротка, чтобы проводить её целиком на работе. Мы не должны позволять ей утекать сквозь пальцы, не уделяя хотя бы крохотную её толику тем, кто действительно нас любит, самым близким нашим людям.
Если нас завтра не станет, наша компания очень быстро заменит нас кем-то другим. И только для семьи и друзей это будет действительно большая потеря, о которой они будут помнить всю свою жизнь.
Подумай об этом, ведь мы уделяем работе гораздо больше времени, чем семье.

0

8

Что посеешь ..

Жил на свете мальчик, который очень любил своих родных: маму, папу и дедушку. У него было щедрое сердце, добрая душа и проницательный ум. Но его мама, к сожалению, не отличалась такой щедростью и добротой, а была очень злая и безжалостная. В доме родителей жил еще и дедушка, папин папа, - очень старый и беспомощный человек. Сам он ничего не мог делать, за ним нужно было присматривать и ухаживать как за младенцем. Но матери надоело прибирать за ним, и однажды она попросила мужа отправить дедушку в дом престарелых.  «У нас достаточно денег, чтобы платить за него. Посмотри, он испачкал всю мебель и ковры, от него дурно пахнет, - сказала она мужу. – Я устала целыми днями прибирать за ним».
«Как я могу выгнать из дома моего отца, - возмутился мужчина, - потерпи немного, а я что-нибудь придумаю».
Но женщина продолжала просить мужа увезти старика в дом престарелых.
Тогда он решил переселить дедушку в маленький сарайчик, где жили домашние животные, и самому ухаживать за ним. Но тот сарайчик был грязный и холодный. Чтобы как-то украсить его, отец попросил сына отнести старый коврик и постелить под ноги дедушки. Когда мальчик взял коврик, то почувствовал, что он плохо пахнет да к тому же весь в заплатах. Его удивило, что отец решил отдать такой грязный коврик родному и любимому дедушке, даже не попросив маму постирать его. Подумав немного, он решил разрезать его на две части: одну часть спрятал, а другую положил прямо перед кроватью родителей в спальной комнате…
Вечером он вдруг услышал ругань матери, которая увидела этот коврик возле кровати. Она с криком вбежала к нему в комнату. За ней следом вбежал отец и тоже стал ругать его за такой «недостойный» поступок. Тогда мальчик спросил родителей: «Но ведь вы точно так же поступили с моим любимым дедушкой? Если вы сами этот коврик на дух не переносите, так зачем подсовывать его старому и больному дедушке? А вы ведь мои родители, с которых мне следует брать пример!»
После этого дедушка вернулся в дом, а оба родителя перед ним извинились.

0

9

Ахмад молит Аллаха


  Ахмад и его отец Абдуллах возвращались после пятничной молитвы из мечети домой.
  - А чем отличаются мусульмане от немусульман? - спросил Ахмад отца. Путь из мечети к метро проходил мимо церкви, и маленький Ахмад часто рассматривал блестящие купола и кресты.
  - Ведь эти люди так похожи на нас! - рассуждал ребенок. И, как будто в подтверждение его слов, из ворот церкви вышла старушка, держа за руку мальчика. На нем была надета куртка, точь-в-точь как у Ахмада, да и сам он был чем-то на него похож.   - Разве мы не родились одинаковыми? Какая между нами разница? - не унимался он. Было видно, что этот вопрос волнует ребенка не на шутку. Отец почему-то стал серьезным и немножко грустным:
  - Ты прав, Ахмад! Родились вы одинаковыми. Все люди приходят в этот мир мусульманами. И ты, и я, и этот мальчик, и даже старушка, - души всех людей еще до жизни на этой земле дали клятву на верность Аллаху. Потом, появившись на свет в телах маленьких человечков, они продолжают жить чистыми и незапятнанными. Души остаются такими до тех пор, пока их начальную, нетронутую веру не вытеснит что-нибудь другое. Вот, например, этому мальчику бабушка, наверное, уже сказала, что Бог - это Иса (мир ему), который нарисован на картинке, что его убили, а потом он снова ожил и поднялся на небо. Если мальчик примет это, то вера его изменится, станет не той, что была раньше.
  Слушая, Ахмад взял отца за руку и обернулся назад. Мальчик и старушка были уже далеко. Ахмад старался получше запомнить мальчика. Ему было грустно от мысли, что, может быть, он больше его никогда не увидит.
  Мальчик, словно почувствовав взгляд Ахмада, тоже обернулся и стал на него смотреть. Так они шли и смотрели назад, друг на друга, пока бабушка и мальчик не повернули за угол большого серого дома.
  Отец прибавил шагу, его сильная и мягкая рука крепко держала ладошку сына. Дома его ждала мама, сестренка и вкусный обед.
  Ахмад был уже большой, летом ему исполнилось 8 лет. Он знал несколько сур из Корана и умел совершать намаз. По вечерам, когда семья Абдуллаха собиралась на коллективную молитву, Ахмад читал икамат (призыв на молитву).
  Так было и в этот вечер. Как всегда после намаза Абдуллах возносил ду’а (мольба ко Всевышнему), а его семья дружно "держала руки" и все говорили "Аминь". Только почему-то голоса Ахмада, который обычно громче всех, было почти не слышно. Когда все провели ладонями по лицу, закончив ду’а, Ахмад, словно ничего не замечая, остался сидеть с поднятыми руками и все что-то просил и просил шепотом у Аллаха.
  - Скажи свое ду’а вслух: если мы произнесем "Аминь", может быть, оно примется скорее! - слегка тронула его по волосам мама.
  - Пусть мальчик не верит бабушке! - еле слышно проговорил Ахмад. Из глаз его катились слезы.

0

10

Сыночек, я твоя мама!


  Сыночек, перед тобой грустное письмо от твоей бедной мамы. Я написала его, стыдясь и волнуясь, после долгих колебаний и раздумий. Сколько раз, беря в руки ручку, плача, я не могла написать его. Я пыталась сдерживать слезы, тогда как сердце мое стонало от боли.
  Сыночек! Прожив столько лет, я вижу тебя разумным, уравновешенным, зрелым мужчиной. Я имею право на написание этого письма. Прочитав его, ты, если пожелаешь, можешь разорвать его на клочья, как однажды разорвал мое сердце, которое кровоточит и болит невыносимо.
  Сыночек! Двадцать пять лет назад в один из самых прекрасных дней моей жизни врач сообщила мне, что очень скоро я стану мамой. Смысл этих слов понятен каждой женщине – матери. Мои радость и счастье были омрачены трудностями, связанными с психическими и физическими изменениями, происходящими в организме женщины на начальном этапе беременности. В течение девяти месяцев мы с тобой были неразрывным целым. Я носила тебя под самым сердцем с большой радостью. Я с трудом спала, вставала, ела, дышала, но вопреки всему чувствовала себя бесконечно счастливой. Никакие трудности не могли повлиять на мою любовь к тебе. Напротив, по мере приближения срока твоего рождения моя любовь к тебе все более возрастала и все более нестерпимым становилось мое желание как можно быстрее увидеть тебя, прижать тебя к своей груди.   С каждым днем слабость все более одолевала меня, а физические страдания и боль становились просто невыносимыми. И все же каждое твое движение внутри моего чрева, каждая твоя прибавка в весе безмерно радовали мою душу, хотя и становились все более тяжелым бременем для моего отяжелевшего тела.
  Казалось, мучениям этим не будет конца. Но вот, наконец, пришел рассвет той памятной ночи, в которую я не сомкнула глаз. Невозможно передать словами тот ужас, те страх и муки, которые объяли меня. Боль была такой невыносимой, что я не могла даже плакать. Стоны, переходящие в крики, невольно вырывались из моей груди. Несколько раз перед моими глазами маячил образ смерти. Наконец наступил долгожданный час твоего рождения. Моя душа ликовала: «О, чудо! Мой малыш появился на свет!» Твои первые крики, твои слезы смешались со слезами радости, выступившими на моих глазах. Ты избавил меня от боли и страданий, вопреки которым, преодолевая одолевавшую меня слабость, с огромной любовью и нежностью я поцеловала тебя, прежде чем твоего тела коснулась вода.
  Шли годы. Сердце мое все больше и больше наполнялось любовью к тебе. Я мыла тебя своими руками, нежила и лелеяла. Мои колени были твоим ложем, моя грудь – источником твоего питания. Всю ночь я бодрствовала, чтобы ты был сытым, сухим и мог сладко спать. Весь день я трудилась, чтобы ты был счастлив и доволен. Пределом счастья для меня было видеть твою улыбку, ощущать радость каждого мгновения, проведенного рядом с тобой, исполнять все твои желания.
  Проходили дни и ночи, но чувства мои к тебе оставались неизменными. Я по-прежнему с большим усердием терпеливо растила тебя, без устали призывая Аллаха дать тебе все самое лучшее. И так было до тех пор, пока не окреп твой стан, пока в тебе не проявились черты взрослого мужчины. К моим заботам прибавилась еще одна – приятная и одновременно ответственная: найти невесту, которая пришлась бы тебе по сердцу.
Настал день твоей женитьбы. В этот день в душе моей переплелись радость и боль, сердце наполнилось тревогой за твою новую жизнь, за предстоящую нам с тобой разлуку. Ты напоминал взрослого, оперившегося птенца, покидающего родное гнездо, а я – мать – голубку, нежно воркующую и осыпающую свое дитя благословениями.
  Прошло совсем немного времени с тех пор, как у тебя появилась теперь уже своя семья, я стала не узнавать тебя. Из твоих чудных глаз перестали струиться любовь и доброта, с твоего лица исчезла улыбка, оно стало мрачным. Я почти не слышу твой голос. Ты перестал признавать меня и словно бы забыл обо мне. С каждым днем отчуждение между нами растет.
Как мне хочется увидеть тебя! Как сильно я хочу слышать твой голос! Я постоянно смотрю на дверь, ожидая тебя, но ты не приходишь. От прислушивания к телефонным звонкам у меня так сильно обострился слух, что иногда мне кажется, что я схожу с ума. Ночи и дни стали для меня бесконечно длинными и мрачными, потому что я не вижу и не слышу тебя. А тебе уже неинтересно знать о той, которая так о тебе заботилась, - о твоей маме.
  Сыночек! Дай мне самую малость – относись ко мне как к самому дальнему другу, пользующемуся наименьшим твоим вниманием; посещай меня хотя бы раз в месяц и всего несколько минут, только бы я хоть изредка могла видеть твое лицо, слышать твой голос.
  Сыночек! От старости и сопровождающих ее болезней у меня сгорбилась спина, трясутся конечности, болят ноги, слезятся и плохо видят глаза. Я встаю и сажусь с большими мучениями, однако сердце мое по-прежнему переполнено любовью к тебе.
  Ты всегда благодаришь и хвалишь того, кто совершил для тебя добрый поступок, но ты не замечаешь доброты и благодеяний твоей матери. Она заботилась о тебе многие годы. Тебе посвятила она всю свою жизнь. Так где же твоя благодарность? Где преданность твоя? Почему ты стал холодным и жестоким по отношению к ней?
  Сыночек! Каждый раз, узнавая о том, что ты счастлив в личной жизни, я искренне радуюсь за тебя и одновременно изумляюсь, как ты – плоть от плоти моей – можешь так жестоко обращаться со мной? Какой грех я совершила, что вдруг стала тебе врагом, на которого ты даже не можешь смотреть, которого ты не можешь навестить? Какую ошибку по отношению к тебе я совершила? Или я же я недостаточно заботилась о тебе? Относись ко мне хотя бы как к твоим слугам, которым ты платишь деньги. Будь милосердным и благосклонным ко мне ибо, будучи матерью родившей, вскормившей, воспитавшей тебя я этого заслужила. Ведь поистине Аллах любит тех, кто благодетельствует. А все, что нужно мне, - хотя бы изредка видеть и слышать тебя.
  Сыночек! Люди хвалят тебя за твои благородство, щедрость и великодушие, а сердце матери твоей разрывается от тоски по тебе, от твоих равнодушия и жестокости.
  Сыночек! Когда в тебе проснутся сыновья любовь и сострадание к бедной, слабой женщине, изнуренной беспросветной скорбью по живому, но словно бы исчезнувшему из ее жизни сыну, женщине, которую ты заставил плакать и невыносимо страдать, которой ты разбил сердце, которую вычеркнул из числа дорогих тебе людей?
  Сыночек! Дверь в рай прямо перед тобой. Иди же и постучись в нее с улыбкой, прощением и надеждой на встречу. Возможно, по милости Аллаха я встречу тебя там. Ведь сказано в хадисе: «Родители – самые средние врата рая. Если хотите, то вы можете терять их или заботиться об этих воротах». (передал Ахмад).
  Сыночек! Я знаю, что с тех пор, как ты окреп и возмужал, став юношей, ты начал искать награду Аллаха за хорошие деяния, однако ты забыл хадис пророка (да благословит его Аллах и приветствует): «Самые любимые Аллахом дела – это молитва в свое время, благодеяние и послушание родителям и джихад во имя Аллаха». (хадис согласован). Бери же эту награду, не сражаясь ни с кем, если ты действительно хочешь исполнять волю Аллаха и делать самые любимые им дела.
  Сыночек! Я прошу Аллаха уберечь тебя от того, чтобы стать тем, о ком пророк сказал в своем изречении: «Жалок и несчастен, жалок и несчастен, жалок и несчастен» Когда же у него спросили: «О, посланник Аллаха! Кто это?», он ответил: «Тот, кто дожил до старости одного или двух родителей, и затем не вошел в рай». (передал Муслим).
  Сыночек! Я никогда не буду жаловаться на тебя, не буду никому рассказывать про грусть – печаль свою, потому что, если это дойдет до небес, то тебя постигнет страшная кара за непослушание, за те огорчения, душевные травмы, которые ты причинил своей матери. Нет! Я не буду этого делать! Ты - все еще кусочек моего сердца, радость всей моей жизни.
Опомнись, сыночек! Ты уже начал седеть и вскоре сам станешь старым отцом. Тебе известно, что наказание всегда соответствует тому проступку, за который наказывают человека. Придет время, и уже ты сам со слезами на глазах, с болью в сердце также, как и я, будешь писать письмо своему сыну. Все спорящие и препирающиеся собираются у Аллаха.
  Сыночек! Бойся Аллаха, ибо за плохое отношение к матери придет от Него и соответствующее наказание. Как сказал пророк (да благословит его Аллах и приветствует): Будь рядом с ней, поистине – рай у ее ног». Осуши ее слезы, приголубь, прижми ее к своей груди, как когда-то маленького и беспомощного прижимала она тебя к своей, посвятив тебе всю свою жизнь. Утешь ее в печали. Попроси прощения за все. И затем, если хочешь, порви это письмо.
  Сыночек! Запомни: кто творит благо, тот делает это для себя, а творящий зло, творит его против себя.

0

11

Незнакомец

За несколько месяцев до моего рождения мой папа повстречал незнакомца, который был новеньким в нашем маленьком городке Теннесси. С самого начала папа был прельщён очаровательным новичком и вскоре пригласил его жить вместе с нашей семьей.
незнакомец был быстро принят и был даже рядом, чтобы поприветствовать меня в этом мире, несколько месяцев спустя. пока я рос, я никогда не спрашивал об его месте в нашем доме.
  В моем детском сознании каждый член семьи имел свою нишу. Мой брат, юсуф, старше меня на пять лет, был моим примером. Самия, моя сестренка, давала мне возможность играть роль "старшего брата" и совершенствовать в себе искусство подшучивания. Мои родители были совместными наставниками, - мама учила меня любить Аллаха, и папа учил меня, как повиноваться ему. А незнакомец был нашим рассказчиком. Он мог слагать самые удивительные басни. Приключения, тайны и комедии были его каждодневными беседами. Он мог часами продержать всю нашу семью зачарованной каждый вечер. Если я хотел узнать о политике, истории или науке, он уже знал об этом.   Он знал о прошлом и, казалось, понимал настоящее. Картинки, которые он рисовал, были такими натуральными, что я часто смеялся или плакал во время просмотра. Он был как будто другом для всей семьи. Он взял папу, юсуфа и меня на нашу первую важнейшую игру в бейсбольной лиге. Он всегда подталкивал нас смотреть фильмы и даже организовал встречи, чтобы познакомить нас с несколькими знаменитостями.
  Незнакомец был несмолкающим говоруном. Папа, казалось, не возражал, но мама иногда тихо вставала, пока остальные были увлечены одной из его историй о дальних странах, и уходила в другую комнату, читать Коран.
  Мне интересно сейчас, молилась ли она когда-нибудь, чтобы незнакомец покинул нас. Видите ли, мой папа управлял в нашем доме с помощью определенных моральных устоев, но этот незнакомец никогда не чувствовал себя обязанным почитать их. Непристойности, к примеру, были запрещены в нашем доме - нам, нашим знакомым и взрослым. Наш давний посиделец, однако, время от времени, употреблял нецензурные слова, которые обжигали мой слух и приводили в смущение моего папу. Насколько мне известно, незнакомец никогда не ощущал себя скованным.
  Мой отец был ярым противником спиртного, который не допускал алкоголя в нашей семье даже для приготовления блюд. Но незнакомец полагал, что мы нуждаемся в самоосвобождении и просвещал нам другие жизненные пути. Он часто предлагал нам пиво и другие алкогольные напитки. сигареты он преподносил как аппетитные, сигары - мужественные, а трубки - изысканные. Он вольно болтал о с*к*е (возможно даже слишком вольно). Его комментарии были порой вульгарными, порой неприличными, и в общем, смущающими.
  Теперь я знаю, что мои ранние представления о связях между мужчиной и женщиной были под влиянием этого незнакомца. Вы спросите, как его зовут?
Мы звали его телевизором!

0

12

Фитна

Однажды вечером мужчина проходил мимо торговых рядов. Когда муэдзин близлежащей мечети начал призыв к молитве, он неожиданно обратил свое внимание на одну женщину. Та, как показалось ему, была удивительно привлекательна, даже сквозь ее черное одеяние и вуаль на лице.
  Девушка обернулась к нему и, как бы отвечая на его взгляд, который она странным образом почувствовала, неожиданно кивнула ему в свою сторону и быстро завернула к лавкам торговцев шелком. И будто завороженный, мужчина вмиг потерял рассудок. Тщетны были попытки перебороть отчаянно охватившее его чувство. Он судорожно перебирал в голове одну за другой причины, пытаясь убедить себя не следовать за незнакомкой.
  «Разве уже не время молитвы?» - говорил он себе. Но все было кончено, и он поспешил за ней.   Он быстро шел за девушкой, обходя многочисленные ряды торговцев, тяжело дыша от напряжения и боясь упустить ее из виду. Женщина же устремлялась вперед, но у каждого поворота делала небольшую паузу, чтобы он не упускал ее из виду.
  Вдруг она резко обернулась к нему. На секунду мужчине показалось, что он заметил ухмылку на ее лице, сквозь вуаль, закрывающую ее лицо. «Показалось», - промелькнуло в его голове. А девушка опять пустилась в путь.
  Мужчина был невменяем. «Кто же она? Дочь состоятельных родителей? Что ей нужно?», - думал он, ускоряя шаг.
  И так она вела этого мужчину, подыгрывая его страстям. Временами он почти мог ухватить ее, но девушка вновь ускользала и практически пропадала из виду.
  Так они миновали шелковые ряды, оружейные магазины, торговцев маслом и кожей. Рынок остался позади. Все дальше и дальше мужчина и девушка удалялись от места встречи.
  В нем немного стало созревать подозрение на ее счет. «Может, она сумасшедшая?» - подумал он. А девушка все вела его и вела. Так они почти достигли пригорода.
  Какие-то 20 метров разделяли их, когда он уловил взгляд девушки, который приглашал его последовать за ней: она открыла большую бронзовую дверь, ведущую в древнею гробницу, и вошла в нее. В какой-то момент было видно, что он призадумался, идти ли ему за ней. Но… мужчина все-таки не в силах был повернуть обратно и устремился за ней следом.
  Внутри, как ему стало видно через некоторое время, был лестничный пролет, который вел на первый этаж. Он поспешил спуститься по нему. Вскоре мужчина обнаружил себя в большой и просторной комнате, напротив двери которой восседала на богато убранном ложе та самая женщина, все так же во всем черном, с покрытой головой и закрытым лицом.
  «Обернись и посмотри на дверь, - почти приказала она ему немного кокетливым тоном, - и принеси ключи». И он сделал то, что просила незнакомка, ожидая ее нежности.
  Однако неожиданно девушка пренебрежительно рявкнула: «Выкинь это!» Луч осознания забрезжил в мозгу мужчины и, казалось, что понимание пришло к нему. Эту нерешительность заметила даже незнакомка: «Давай! - захохотала она. - Разве ты не пропустил молитву, последовав за мной?» Он молчал.
  «Время вечернего намаза уже почти прошло, - с насмешкой шептала ему девушка. - Чего ты медлишь? Кидай! Ты разве не хочешь мне угодить!?» И он, словно не владея собой, протянул свою руку над колодцем, лишь наблюдая, как ключ летит на дно.
  В определенный момент зловещее чувство родилось в груди мужчины, он готов был кричать и растерзать кого угодно. Однако и после этого никаких действий не последовало. Сначала он удивился, потом ужаснулся, а затем… понял.
  «Теперь настало время увидеть меня», - сказала она на это, скидывая покрывало. Неожиданно он увидел, что под ним скрывалась отнюдь не вожделенная молодая девушка, а ужасно безобразное, отвратительное до тошноты лицо порочной старухи, на которой не было живого места от морщин и шрамов.
  «Смотри на меня внимательней! - сказала она. - Меня зовут Дунья. Я - дольный мир, который ты искал. Я твоя возлюбленная. Ты потерял рассудок, следуя за мной, и вот мы встретились! В твоей могиле. Разве не этого ты хотел? Добро пожаловать!»
  И она все смеялась, и смеялась, пока ни превратилась в комок пыли. Тогда факелы начали затухать один за другим. И настала тьма.

0

13

Анаит

  Он устало прикрыл глаза и откинулся на спинку кресла. Воспоминания опять нахлынули на него.
… Ее звали Анаит – «сердце», и имя это ей чрезвычайно шло… Бывшая христианка, Армянка принявшая Ислам… Ей было семнадцать, ему – двадцать два.

  Он встретил ее у мечети. Он тогда жил в Москве всего восемь месяцев. Дома, в Чечне, шла война, и он приехал сюда, чтобы как-то устроиться, найти своих, попробовать заняться торговлей… Тогда он уже встал на путь Ислама, начал читать намаз, старался приобретать знания и часто бывал в мечети. Приходил с утра, читал два раката и тихо сидел, читая какую-нибудь исламскую книжку. Он любил тишину и спокойствие, царившее в мечети... Ему казалось, что, переступая ее порог, он оставляет за ее пределами все проблемы, которых у него было предостаточно, и все эти тяжелые и невеселые мысли, которые появлялись у него после просмотра сводок новостей о том, что творилось на его родине, и звонков домой, во время которых мать, всхлипывая, рассказывала ему о расправах, арестах и бесчинствах солдат – словом, о том беспределе, что творился в его родном селе, да и во всей Чечне…
Это случилось ранним апрельским утром. Он стоял у закрытого киоска, погрузившись в свои мысли. Дни стояли теплые. Светило солнце, небо было чистым…   И вдруг он увидел ее. Она шла в его сторону. Так робко, неуверенно. Стройная до хрупкости, совсем молодая девушка, одетая в бежевый костюм – толстую кофту с расклешенными рукавами и длинную юбку. Ее волосы и шею скрывал золотисто-бежевый платок с мелким светлым рисунком, заколотый маленькой брошкой так, чтобы прикрыть грудь. Хотя одежда ее была свободной, она не могла скрыть изящность ее тонкой фигуры… Простые черные туфли, черная сумочка… Кожа, напоминающая своей белизной слоновую кость – словно она никогда не знала солнца – тонкие черты лица, черные стрелки изогнутых бровей над огромными темно-карими глазами в обрамлении густых и длинных ресниц…
- Салям алейкум, - чуть слышно сказала она.
Он сразу понял, что она волнуется. На бледных, запавших щеках появился румянец.
- Где здесь вход для женщин?
Он едва слышал ее мягкий, тихий голос.
Он понял, что она здесь впервые. Он показал ей женский вход.
Дверь за ней закрылась, а он остался на улице. Эта девушка взволновала его… Было в ней что-то такое – он сам не знал. Он видел ее всего несколько мгновений, но почему-то понял: он не забудет ее. Даже если он никогда не увидит ее вновь, ее образ не сотрется из его памяти…
Он не мог объяснить, что именно привлекло его в ней. Может, то, что она была его землячкой… Это он понял сразу. Она явно не была чеченкой и даже дагестанкой, но по ее внешности и заметному сразу своеобразному акценту он безошибочно определил, что она тоже дитя Кавказа… Увидев ее, он почему-то сразу вспомнил родину. От этой девушки словно повеяло теплым ветром, несущим в себе аромат цветущих горных растений. Что-то знакомое и близкое, что-то родное до боли было в ней… Словно в этом чужом и холодном мире, наполненном суетой и проблемами, он вдруг встретил частичку того мира, в котором он родился и вырос… Частичку самого себя…
Он зашел в мечеть, прочитал, как обычно, два раката и принялся за книгу. Но сосредоточиться ему удалось не сразу. Образ скромно одетой, застенчивой и удивительно красивой девушки стоял у него перед глазами…
Аллах сделал так, что из мечети они вышли почти одновременно, и он снова увидел ее. Она опустила взгляд и быстро прошла мимо него. Он тоже отвел взгляд…
… С тех пор он часто видел ее. Она, так же, как и он, сидела в мечети долгими часами и покидала ее только к вечеру. Она всегда заходила одна и выходила одна. Она шла, не поднимая взгляда, и думала о чем-то своем…
И вот однажды он все-таки решился подойти к ней и спросить ее, откуда она. Так началось их знакомство. С первых дней он почувствовал, что между ними установилась прочная невидимая связь…
Она рассказала ему свою историю…
Она родилась и выросла в Армении, в небольшом поселке в горах, в очень религиозной семье. Училась она дома, посещая школу только для сдачи экзаменов – отец пытался уберечь ее от грязи этого мира… Мать она потеряла, когда ей только исполнилось девять лет. В четырнадцать отец отправил ее в монастырь – к этому он готовил ее давно, и она и не думала о том, что ее жизнь может сложиться по-другому. Она читала книги о христианстве, разбирая их вместе с отцом, который пытался объяснить ей то, чего она не понимала. Вопросы ее нередко ставили его в тупик. Много позже она поняла, что он и сам не знал ответа на них. Когда-то давно, много лет назад, он тоже задавался этими вопросами, но ему сказали: «Просто верь, и ни о чем не спрашивай», - и он смирился… В монастыре она провела три года. Привыкнуть к жизни там было нетрудно – ее готовили к этому давно, и она знала наперед, что ее ждет. Все это время она чувствовала, что не понимает до конца то, чему посвятила себя, и это не давало ей покоя. Порой ее охватывал страх. Она говорила себе: «Еще рано… Ты еще мало знаешь… Потом поймешь», но тут же откуда-то появлялся настойчивый внутренний голос, который говорил: «А что, если ты не поймешь? Не поймешь никогда?». И ей снова становилось страшно…
Но Аллах сделал так, что в руки ей попала книга об Исламе, и ее сердце и разум сказали ей, что это – религия Истины. Пришли ответы на все вопросы, ушли сомнения, пришло спокойствие и уверенность, которых никогда до этого не было в ее душе…
Как раз в это время умер ее отец. Она вышла из монастыря. Дядя, узнав о том, что она приняла Ислам, тут же избил ее и выгнал из дома – прямо так, босой, не дав даже собрать вещи.

0

14

Соседка

Есть у меня подружка соседка. Несмотря на  отличные  нравственны е качества, на  выполнение всех намазов вовремя она не покрывается выходя из дома, там где это действительно необходимо. Естественно несмотря на это я обрхожусь с нею самым наиулучшим образом, так как мне наказывает моя религия. Если она нуждается во мне или ей нужно что то я всегда не колеблясь протягиваю ей руку сестры. Всегда пытаюсь угостить ее всеми сладостями, которые сама и пеку. И когда она просит рецепт приготовления той или иной  сладости то никогда не прячу и с удовольствием посвящаю ее в секреты своей кулинарии. Несмотрю на родственность душ и близость мы никогда не обсуждали тему покрытия мусульманской женщины. Я всегда откладывала на потом и искала самый подходящий случай чтобы поговорить об этом. И вот в один день я решила проведать ее и постучалась в знакомую дверь. Открыла она в одеянии в котором обычно молилась. Я поздоровалась и приняв ее приглашение зашла.

И как только уселась я выпалила:
- Могу поздравить тебя с тем что ты наконец-то начала покрываться?!
Улыбаясь она ответила что молилась.
- Это значит платок для молитвы?
- Да
- Хочу тебя кое о чем спросить если не возражаешь? - колеблясь сказала я.
- Конечно нет! Спрашивай все что хочешь не стесняйся.
- Вот ты покрываешься.. Ты осознаешь что укрываешься от Аллаха, который видит тебя везде и всюду и не покрываешься при мужчинах, при которых Аллах приказал покрываться и тем самым совершаешь ослушание и греховный поступок?
- Клянусь Аллахом я даже не знаю что тебе ответить...
- Разве я не права завадая такой вопрос?
- Ты конечно права...
- Раз ты признаешь что я права давай попытаемся разъяснить данную тему..
- Может быть намаз это поклонение, если мусульманка следуя наказу Bсевышнего совершает намаз, она должна покрываться ибо в противном случае это поклонение (намаз) будет не полным. Правила обоих должны быть соблюдены..
- Но сестра, платок не является обязательным только во время намаза?! Женщина должна одевать платок при всех мужчинах, которые не входят в круг ее ближайших родственников..
- Знаешь и меня мучает один вопрос и я как и ты не стесняюсь спросить...
- Спрашивай, мы же сестры!
- Почему так обязательно покрываться?
- Ммм.. Перед тем как ответить я бы хотела задать один вопрос. Кто приказал мусульманкам покрываться?
- Аллах, Господь всех творений!
- Итак приказал Аллах! Неужели ты думаешь что Аллах обязал бы свои творения делать что-то что причинило бы им вред?
- Никогда!
- И еще.. разве мы задаемся вопросом необходимости того или иного вида поклонения?
- Конечно нет!
- Вот допустим если я тебя спрошу - "Почему совершаешь намаз?" что ты ответишь?
- Я просто подчиняюсь.
- Молодчина. Ты же не скажешь что это комплекс упражнений необходимых для ежедневной тренировки мышц всего тела. И значит если мы кому либо скажем что он должен совершать намаз потому что это как мы уже сказали комплекс упражнений, то он вполне имеет право сказать  что каждый день и так ходит в тренажерный зал и упражняется и ему нету необходимости в дополнительных упражнениях.
- Значит и Хиджаб так?
- Конечно это касается и платка. Если мы выступим слозунгом "Мусульманки одевайте Хиджаб чтобы защититься", многие ответят что они и без Хиджаба могут защититься. Наверняка и тебя мучали такие вопросы как  "Зачем я должна покрываться, я же ведь и так нравственно чистый, порядочный человек?"
- Значит мы должны покориться воле Аллаха и выполнять его повелдения не вдаваясь в подробности, не обсуждая насколько это полезно и т.д.?!
- Аллах сведущь обо всем, и  во всем что он нам приказал есть польза для мира этого и ахирата (загробного). Мы должны следовать всем указам вне зависимости от того понимаем ли мы его значение или нет.
- Да, как в случае с намазом..
- Да, как в случае с намазом. Сподвижники Пророка (САС) начали совершать намаз, как только в ночь совершения Пророком (САС) Мераджа и Исры (восхождение на небо) ему и всем верующим было вменено в обязанность совершение пятикратной молитвы каждый день. Им было абсолютно безразлично какую пользу несет для человека это вид поклонения..
Кивнув она добавила:

- А сегодня уже много доказательств насколько намаз полезен человеку.
- Естественно, эти доказательства еще больше усиливают веру и привязанность мусульман к данному виду поклонения. Таких доказательств с каждым днем все больше, но они не должны служить фактором который двигает нами, когда мы поднимаемся чтобы совершить омовение а за ним намаз. Мы всего лишь должны следовать указаниям Аллаха не нуждаясь в доказательстве того что Творец всего прав.
- Значит ты хочешь сказать что я должна покрыться просто ради подчинения слову Всевышнего а потом могу задумываться о причине сколько душе угодно?
- Да.
- Спасибо за такое детальное разъяснение. Джазаки Аллаху Хайр! (Да воздаст тебе Аллах добром!)
- Ваййаки (и тебе того же) за то что выслушала меня и попыталась понять.
  На завтра увидев ее на улице в платке я просто не могла найти себе место от счастья. Мы поздоровались и я от души поздравила ее. И когда мы уже почти разошлишсь я добавила:
-Теперь когда ты подчинилась слову Аллаха мы вдоволь можем подумать и о о том какую смысловую нагрузку несет в себе данный предмет одежды угодный Аллаху.

0

15

Забота о детях

"Некто из наших праведных предшественников сказал:
"Воистину, есть грехи, искупить которые можно только заботой о детях".

Эта история правдива. Она не вымысел изощренного ума или легенда из легенд. Это произошло с моим сыном.

…По мере того как Рамадан близился завершению, незадолго до празднования аль-Фитр, я вдруг обнаружил, что мой сын Абдулла, которому исполнилось к тому времени два с половиной года, заболел. У него поднялась температура, он больше не улыбался и не бегал как раньше. Мой сын потерял свою обычную живость и шаловливость, стал быстро худеть, ухудшалось зрение, речь стала невнятной. Он норовил оставаться в укромном месте наедине с собой…
Мы не пытались найти врача, ограничившись лишь компрессами и жаропонижающими препаратами. Но температуру не удавалось сбить… У нас не оставалось времени на рассуждения. Все поликлиники города были закрыты из-за праздника. Выбора не было, и я принял решение отвезти своего маленького сына в отделение неотложной скорой помощи.
Я взял ребенка на руки и, чтобы успокоить жену, сказал:
- Дети часто болеют и быстро выздоравливают. Не бойся и положись на волю Аллаха!
Она проводила нас до дверей, не скрывая беспокойства, в глазах застыл немой вопрос.
Уличное движение было перегружено. Когда после долгого пути мы наконец-таки достигли больницы, казалось, даже уличные фонари удивились тому. Войдя внутрь, мы попали в иной мир - мир, где царит покой и где нет улыбок. В этом мире исчезают гордость и высокомерие. Живущий в нем человек слаб! Он ходит с опущенной головой… Один вот держится обеими руками за живот, и его стон слышен издалека. Всюду видны раненые и много крови… Слышен звук подъезжающей машины скорой помощи, и через несколько мгновений уже вносят больного. Человек не понимает, что такое здоровье до того момента, как попадает сюда…   Да, никогда не узнаешь, какое это благо от Аллаха - здоровье, покуда не увидишь больных и их страдания! И даже если кто-нибудь не совсем здоров, но ходит на своих ногах, в глазах тяжелобольных он кажется таким, словно может перешагнуть море. Видя множество недугов, поразивших людей, я постепенно успокаивался и забывал о болезни сына…
Врач выписал ему кучу лекарств. Выйдя из больницы, я почувствовал, как замечательно быть здоровым. На следующий день состояние Абдуллы немного улучшилось. Но как только кончились лекарства, температура вновь подскочила.
И мы опять посетили врача. Заметив в моих глазах тревогу и дослушав мой сбивчивый рассказ о болезни сына, он попытался успокоить меня: "Не волнуйтесь!" - и выписал те же самые лекарства… Мы обрадовались. Но болезнь не хотела отступать. В течение пяти недель ему периодически делали обследования. Однако ни одно из них не дало утешительного и ясного результата. Мы с женой извелись в конец. У нас не было иной темы для разговора, кроме того, что наш ребенок потерял аппетит, похудел, медленно ходит и страдает от боли в костях…
Жена вдруг заметила, что его кожа как-то пожелтела. Я пошел в специализированную больницу. Доктор внимательно осмотрел Абдуллу, задал множество вопросов.
- Ребенка необходимо госпитализировать и провести тщательное обследование, - сказал он по окончании осмотра.
В этих словах я почувствовал что-то нехорошее и понял, что нам предстоит ещё не один день провести в этой больнице… Я поцеловал сына и отнес в палату. Ему стали делать уколы. Мой малыш просил меня защитить от них. Да разве я мог! Я только крепче сжимал его руку. Абдулла начинал кричать, из груди его вырывались стоны, по рукам моим скатывались слезы, но я продолжал держать его… Эти слезы вопрошали: "Почему ты такой жестокий, отец?" Мое сердце сжималось… "Слезы твои, о мой милый сыночек, не что иное, как капля в море моих стонов! Сынок мой, я не бесчувственный и сердце мое не камень!!" - беззвучно рвалось с моих губ…
После многочисленных анализов мы узнали - у Абдуллы заболевание крови. Здоровье сына резко ухудшилось, он не мог даже сидеть, а растерянный взгляд был прикован ко мне: "Когда я отсюда выйду!"
Надежда на выздоровление растаяла, как только я услышал разговор нашего доктора с коллегой. Доктор Абдуллы сказал, что из-за ярко выраженного истощения ребенка, невозможно даже сделать переливание крови. А переливание могло бы помочь!..
Дни для нас текли медленно… Мой сын начал угасать. Врач принял решение взять у моего малыша анализ костного мозга - "фабрики человеческой крови". И я безоговорочно согласился… Но стон вырвался из моего сердца, когда я взглянул на голову сына, его маленький и хрупкий череп… Я ласково поглаживал по голове круговыми движениями, как бы желая ощутить и снять руками его боль и страдания. Наркоз начал действовать, и врачи взяли материал костного мозга на исследование. Его необходимо было доставить в частную клинику, и я отправился туда, бережно неся хрупкую пробирку. Мои глаза были заплаканы, а сердце, готовое вот-вот выпрыгнуть из груди, связано с Господом неба!.. Когда я отдавал драгоценную частицу плоти моего сына и конверт с названием анализа, в голове моей промелькнула искорка надежды: "Может быть, результат этого анализа положит конец страданиям моего сына?"
Минуты ожидания тянулись бесконечно долго, и стук сердца опережал тиканье часов… У меня уже не было сил думать ни о чем. Снял трубку телефона, втайне надеясь на излечение своего ребенка… Я вспомнил, как он улыбался, как сиживал у меня на спине, чувствовал его поцелуи на своем лбу…
И, прервав мои воспоминания, доктор произнес в трубку ужасные слова:
- У вашего сына рак крови… Мои надежды рухнули в одночасье. Кровь закипела в моих жилах. Эти жестокие слова, как удары молота, звучали в моих ушах, из глаз катились слезы. Но я поднял палец и произнес, как и в любой другой момент своей жизни: "Хвала Аллаху!"
Мир померк в моих глазах, и ноги стали ватными. Я почувствовал себя рыбой, выброшенной на берег, мне не хватало воздуха. Казалось, передо мной закрылись все дороги и захлопнулись все двери. Но я вспомнил, что есть дверь, которая никогда не закрывается. Это дверь неба. Я обрадовался обнаруженной в себе стойкости. "О да! Хвала Аллаху! Поистине, все мы принадлежим Аллаху и к Нему возвращаемся", - внушал я себе спасительную мысль.
Пересилив себя, поднялся с места и тяжелой походкой вышел из дома. В голову лезли сотни вопросов, на которые я не знал ответа. Скоро я распрощаюсь со своим малышом навсегда! Как я скажу об этом его матери и братьям?..
Вопросы, разрывавшие мое сердце, с быстротой молнии проносились в моей голове. Как вдруг меня пронзила страшная догадка и вывела из оцепенения. Я быстро побежал. Успею ли я застать его в живых?!
Полное смятение чувств… Я еле держался на ногах, но пытался слепить из обрывков фраз речь, которую должен был произнести перед ними…
Мама и сын обнялись, крепко прижавшись друг другу.
- Ну же, порадуй нас! - попросила жена радостно. - Какие результаты?
…Что ответить ей?! Я стоял и растерянно молчал. Но нужно было что-то отвечать ей…
- Может быть, стоит перевезти Абдуллу в столицу? - неуверенно подал я мысль…
После непростых приготовлений отвезли нашего малыша в Рияд.
Завтра ид аль-Адха… Прошло время от одного праздника до другого.
- Праздник, с чем ты придешь? Терпи же и помни, что Аллах сочтет все! - говорил я себе. - Все, что предопределено Аллахом, грядет!..
Я обращался к Аллаху с мольбой искреннего раба, убежденного в его ответе.
Второй день праздника… Везде слышен детский смех… Разговоры о приятных праздничных заботах и хлопотах. У всех на устах поздравления…
Только маленькому Абдулле это событие безразлично. Болезнь согнула его в костях. Малыш не мог двигаться. С трудом он приоткрывал глазки, чтобы убедиться: рядом ли я?! О, этот его недоуменный детский взгляд!!
Я вытер слезу, навернувшуюся от увиденной картины, слезу, красноречиво говорившую о моем тогдашнем состоянии…
Вы спросите меня, что такое химиотерапия? Вообразите себе это лечение! Уколы делаются для того, чтобы уничтожить изменившиеся злокачественные клетки. Однако вместе в ними (о мука!) погибают и непораженные клетки! Лечение очень длительное и интенсивное, продолжительностью около трех лет…
Первый месяц лечения. Мой сынок целый месяц провел в больнице, борясь с ужасной болезнью и перенося боль, доставляемую химиотерапией… Состояние его улучшилось: он начал ходить, но медленно и неуверенно… И врач разрешил нам забрать его домой, так как видел, что я крайне переутомлен от бессменного дежурства у постели моего малыша. Дома его дожидались мать и братья…
Я собрал сына и уехал… Душой моей овладевали печаль и заботы… Ребенок боролся со смертью, мать - со скорбью, отец - за жизнь… А в глазах ребенка читался вопрос: "Куда же ты везешь меня, папа? Разве ты не устал держать меня на руках? Куда теперь: в другую больницу… или домой? Я хочу увидеть маму!!!"
Мы пробыли дома два месяца. Но болезнь принудила нас вернуться обратно в Рияд. Сделали повторный анализ и остались очень довольны результатом…
Но дурное известие не заставило себя ждать и вновь настигло нас. Моему сыну стало хуже. Снова появились раковые клетки. И, следовательно, возникла необходимость в повторном курсе лечения, причем более интенсивного. Доктор, просмотрев результаты последних анализов, расстроенным голосом предложил:
- Если Вы не возражаете, мы возобновим лечение. Или же везите его к себе, в Джидду, и лечите там…
- Конечно же, лучше там, - ответил я. Захватив выписку с результатами анализов, мы с сыном покинули больницу… Меня постоянно преследовал голос врача: "Вашему ребенку необходимо пройти полный курс лечения! Не поленитесь! Его состояние вызывает опасения…"
Я стучался в двери всех больниц. И снова мой малыш страдал от уколов… Даже взрослый мужчина не смог бы столько вытерпеть! На его щуплом тельце невозможно было уже отыскать место для нового укола…
Безусловно, Абдулла тосковал по своей семье, ведь он уже давно жил вдали от матери и братьев. Вместо близких и родных людей он теперь общался лишь с врачами. Я знал назубок все, что могло произойти в больницах. Они стали местом моего постоянного пребывания. И крик ребенка, и его плач, и его бегство от уколов, разящим жалом, впивались в моё сердце. А сын искал у меня защиты от боли.
- Ну что я могу сделать, сынок? Это не в моих силах! - только и мог ответить я.
Я стучался во все двери, кроме двери Аллаха. Наступило время прозреть.
"Тот ли, кто отвечает утесненному, когда он взывает к Нему, и удаляет зло". (Муравьи, 62)
К счастью, именно в то время я случайно услышал, что есть шейх, который помогает излечивать больных при помощи Корана. Некоторые мои друзья советовали непременно к нему обратиться… Слава Аллаху, что Коран помогает в излечении! Но как я могу отказаться от современной медицины?! Разве что постучать в двери неба…
И я решил совершить молитву "истихара", дабы Аллах помог мне сделать правильный выбор в лечении моего сына. В ту ночь мне снилось, что я стою на морском побережье и наблюдаю за высокими волнами. Но вдалеке виднеется островок. Волны не достигают его. Внезапно на морском дне образовалась ямка, из ее мягкой глины выполз морской рак и скрылся из виду…
Наутро я проснулся с плохими предчувствиями. Рассказал свой сон близким друзьям. Их слова легли бальзамом на мою измученную душу: "Порадуйся! Инша-Аллах, это доброе знамение. Ведь "глина" - это сын Адама, и рак от него уйдет, если соизволит Аллах!"
Их уверения принесли мне успокоение, и я принял решение незамедлительно отправиться к тому шейху вместе с Абдуллой, чтобы он почитал над ним Священный Коран… У дверей шейха дожидалось много посетителей, но несмотря на это было удивительное чувство покоя и умиротворения. Страждущие коротали время, рассказывая истории об излечении…
Надо мной блеснул луч надежды… Шейх прочитал Коран над моим сынишкой и велел приходить три раза в неделю, в течение трех недель. Он посоветовал мне самому читать аяты, которые необходимы моему ребенку…
Тщательно поразмыслив, я решил бросить традиционное лечение, так как химиотерапию проводили в то время, когда малышу надо было идти на сеансы к шейху.
Прошло три недели. И состояние Абдуллы значительно улучшилось. Каждый раз, когда предстоял сеанс у шейха, мы с сынишкой выезжали в Рияд и в тот же день возвращались обратно в Джидду. Это было очень трудно и утомительно. И когда истек срок лечения Кораном, ровно через три недели, я стал подумывать о возвращении в больницу. Некоторое время пришлось подождать, пока не освободится койка. Мне пообещали, что скоро примут нас, поскольку состояние ребенка не позволяет терять ни минуты. Через несколько дней позвонили из больницы и меня попросили ребенка привезти натощак для анализа костного мозга. Как всегда вдвоем мы поехали в Рияд, и у него взяли этот важный для нас анализ. Потом вместе с домочадцами в течение недели с большим нетерпением ожидали результатов. И я обратился к Всевышнему Аллаху с мольбой, чтобы это было последнее в длинной веренице наших посещений больниц…
Все наши разговоры вращались вокруг анализов и результатов… К концу недели мы забросили все дела. И вот, наконец неделя истекла. Мои ноги опережали меня. Я предчувствовал, что узнаю добрые вести.
Сидя у врача, вслушивался в каждое слово. И его ответ потряс меня до глубины души. Мой разум, душа и сердце успокоились. В то горестное время, когда мой сын был тяжело болен, я даже мечтать не мог об этом радостном дне! Я искал своего ребенка, чтобы расцеловать, вытереть слезы и посмотреть в его глаза. Я преисполнился желания тут же совершить молебен, чтобы отблагодарить Аллаха. Ведь кто достоин такой огромной благодарности, кроме Него?!..
Врач объяснил мне, что с того самого дня, как в крови моего малыша было обнаружено не менее двух миллиардов раковых клеток, в настоящий момент не осталось ни одной.
- Это называется "скрытое течение болезни", то есть анализ не выявляет злокачественных клеток… Однако нужно оставить ребенка под наблюдением специалистов! - предупредил он меня.
Я быстро вышел в поисках телефонного автомата, чтобы сообщить радостную новость своей жене. И я произнес: "Хвала Аллаху, который облагодетельствовал нас Исламом и Кораном! За долгие печальные дни пролилось немало слез. Но теперь это были слезы радости и благодарности.
На память мне пришел аят из Корана:

"Мы покажем им Наши знамения по странам и в них самих, пока не станет им ясно, что это - истина. Разве не достаточно для Твоего Господа, что Он всякой вещи свидетель". [Разъяснение: 53]

ве я, мой ребенок и моя семья не стали сами свидетелями сказанного?! Да, истину говорит Великий Аллах:

"И Мы низводим из Корана то, что бывает исцелением и милостью для верующих". [Перенес ночью: 82]

0

16

Урок жизни

  Однажды студент и профессор прогуливались по парку. Проходя мимо поля, в котором работал некий человек, они заметили пару старой обуви и помятый плащ, и соответственно пришли к выводу, что эти вещи принадлежат тому бедняку (что работает в поле)...   Студент, шутки ради, предложил идею, забрать эти вещи, спрятаться и понаблюдать за поведением бедняка. На что профессор предложит иную идею: "Хочешь получить удовольствие от увиденного? Ты ведь богат, думаю, тебе ничего не будет стоить положить в каждую обувь по монетке, спрятаться и понаблюдать... Уверяю, ты получишь большее удовольствие..."   Студент так и поступил, незметно закинув в каждую обувь по монетке притаился с профессором. Бедняк, закончивший работу, подолеш к своим вещам, накинул на себя плащ, надел туфли.... и почувствовал, как что-то ему мешает. Снял обувь и видит монетка!!! снял вторую обувь - еще монетка!!! Огляделся - никого. Радости бедняка не было предела. Он опустился на колени и вознес руки в безграничной благодарности Аллаху за помощь, в трудный момент его жизни, когда жена его больна.
  Профессор взглянул на лицо студента, и не сумел сдержать улыбку, при виде слез на глазах юноши... и спросил: "Получил удовольствие?" "Это самый лучший урок, который вы могли мне преподать...

0

17

Рабиа

В городе Хорасане жил один молодой учёный. Хотел он жениться на красавице Рабие, и пошёл к ней свататься. Пришёл и говорит:
- О, Рабиа! Я пришёл просить твоей руки. Примешь ли ты меня?
И сказала Рабиа:
- Ну что ж... Ты, говорят, знаниями богат. Если ответишь на три моих вопроса, выйду за тебя.
- Говори свои вопросы, - самодовольно согласился молодой алим...
И спросила Рабиа: - Скажи, юноша, праведной или нет уйду из этого мира? Задумался джигит:
- Это очень сложный вопрос, на него никто, кроме Аллаxа, ответить не сможет.
И ещё спросила Рабиа:
- Что скажу я, будучи в могиле, Мункиру и Накиру (ангелы, которые берут допрос в могиле)?
Ответил юноша: - И это нельзя узнать, сложный это вопрос.
И снова спросила Рабиа:
- Ответь мне на третий вопрос: что я буду делать, когда придёт конец света?
- И это невозможно узнать, - ответил юноша.
Сказала тогда Рабиа:
- Если ты, учёный, не можешь ответить на мои вопросы, зачем пришёл сватать меня? Прежде всего, я хотела услышать учёного, а не претендента на мою руку... И всё же я спрошу тебя ещё: скажи, сколько страсти в мужчине и сколько страсти в женщине?
Ответил юноша:
- В женщине страсти девять частей, а в мужчине - одна часть.
Снова спросила Рабиа:
- А сколько разума в женщине и сколько разума в мужчине?
Ответил молодой алим:
- В женщине разума - одна часть, в мужчине девять частей.
Тогда сказала Рабиа:
- О, юноша! Если мне хватает одной части разума, чтобы победить девять частей страсти, как же тебе девять частей разума не хватает, чтобы победить всего лишь одну часть страсти?
И тут устыдился молодой алим, посрамлённый умной женщиной.

Уяснение  - Алим пытался следовать Сунне, Пути пророка (САС) как говориться в одном хадисе Пророк (САС) рассердился на трех юношей один из которых дал обет безбрачия и сказал Расул (САС) что он сам женился и это не отдаляет его от Аллаха . Так и в данной притче устыдился Алим не того что хотел жениться, а тому как женщина ему ответила и он не смог ответить несмотря на свои знания.









"Кто не обладает достатком, чтобы жениться на верующих целомудренных женщинах, пусть женится на верующих девушках из числа невольниц, которыми овладели ваши десницы. Аллаху лучше знать о вашей вере. Все вы - друг от друга. Посему женитесь на них с разрешения их семей и давайте им вознаграждение достойным образом, если они являются целомудренными, а не распутницами или имеющими приятелей. Если же после обретения покровительства (замужества) они (невольницы) совершат мерзкий поступок (прелюбодеяние), то их наказание должно быть равно половине наказания свободных женщин. жениться на невольницах позволено тем из вас, кто опасается тягот или прелюбодеяния. Но для вас будет лучше, если вы проявите терпение, ведь Аллах - Прощающий, Милосердный." [Женщины, 25]

0

18

Единство

  Было у одного мудрого человека несколько сыновей которые постоянно ссорились. И тем самым причиняли старику невыносимую душевную боль. Его наставления не действовали более на них. И решил старец преподать им более реальный пример последствий разлада. И вот, собрал он раз сыновей и велел им принести каждому по веточке.

  И пришел назначенный срок и явились сыновья с ветками у каждого в руке. Собрал старец все ветки в вязанку и....
  ...попросил сильным из них сломать его. И как ни старались сыновья но все равно не могли ничего поделать.
  Забрав у них вязанку он вытащил ветки и раздал обратно тем кто принес.. каждому по одной. И вновь попоросил сломать их и самый слабый из них с легкостью выполнил поручение отца.
  Теперь все смотрели на отца с недоумением. Он достиг чего желал - им было интересно в чем дело. Теперь когда все их внимание было приковано к нему он сказал:
  “Сыновья мои, если вы бедете вместе и будете бороться за одно и тоже вы  будете также неприступны для врагов как эта вязанка, но если вы разделитесь каждый кто захочет сломает вас по одиночке как эти ветки без особых усилий"

Сила в единстве.
Мусульмане объединяйтесь. Хватит враждовать.. хватит упрекать..

Неужели они не задумываются над Кораном? [Женщины, 82]

0

19

Дружба

  Жили были 2 друга, и раз отправились они в путешествие, а путь их лежал через пустыню. И вот в пути они поспорили и один из них дал другу пощечину. Тому кторому получил пощечину было действительно больно, но он ничего не сказал, отошел и написал на песке "Сегодня мой лучший друг дал мне пощечину"  Но они все таки продолжили путь вместе и вскоре все забылось.  И дошли они до Оазиса и решили искупаться. Тот который получил пощечину отойдя в сторону чтобы раздеться и войти в воду вдруг начал проваливаться в зыбучих песках и когда у него не было больше надежды на спасение его друг спас его. Придя в себя тонувший написал на камне "Сегодня мой лучший друг спас меня". Увидев это друг спросил почему тот написал на песке когда он его ударил, а когда спас пишет на камне.
  "Когда кто-то делает тебе плохо обязательно напиши это на песке чтобы ветры прощения могли унести это плохое подальше. Но когда кто-то делает тебе добро выгравируй это на камне чтобы никогда не забыть"

0

20

Сказка про Ежика


  Не давным-давно, а в наши дни жил был один маленький ежик.
  Он очень хотел с кем не будь подружится, искал себе близких друзей, но ни как не мог найти, все боялись его колючек. Целый огромный дремучий лес стал тесным для маленького ежика.
  Однажды, бродя на окраине, рядом с лесной тропинкой он увидел как пробежала маленькая белочка. Она взяла орешек и свистонула к себе домой, на старый дуб. Ежик никогда не видел белок, более того его удивило, тот платочек, что на нее надет.

  Он начал каждый день приходить к этому старому дубу и стоял рядышком, смотрел, как маленькая белочка в платочке собирает орешки. Он на столько привык, что начел читать это для себя обязанностью.
  Но однажды белочка не вышла и на второй день, и на третий. Ежику так грустно еще никогда небело, он решил проведать ее сам. Он полез на этот старый и высокий дуб. Дурак, дурак кричали ему бабочки и гусеницы, куда ж ты лезешь, вскрикнул дятел. Но старания были не напрасны, внизу уже не различить одну травинку от другой, все одинаковое - зеленое, и маленькие разноцветные пятнышки. Это наверно цветочки, подумал ежик, как же красиво живется белочке, такой вид, такой прохладный ветерок.
  Вдруг треснула веточка, и ежик полетел вниз.
  Уже в полете у него скатилась одна слезинка, как же так, он не смог до нее добраться, я хочу...
  Маленький кузнечик бегал около ежика, страшно, даже не шевелится.
- Что же делать, что же делать, я совсем маленький, как же помочь? Эй, вы на верху, кто ни будь! Белочкаааа!!!
- Что же с ним папа?
- Наверно он упал с дерева, зачем же полез на него? Давай поднимем его и будем лечить, госпожа сорока помогите, пожалуйста, нам перетянуть веревку.
Рядом слышны голоса:
- Ничего страшного, просто решил научиться летать.
- Надеюсь его родители не волнуются
- Скоро очнется
Ежик тихонько сел, и его глаза озарила радость, белочка рядом.Она дает ему что то в ложечке. На ней платочек. Ууу это мед. Она меня лечит.
Лечись храбрый ежик, сказала белочка и убежала в другую комнату.
Рядом остался большой белка – отец.
- Ну что богатырь, прилетели? - грозно он задал вопрос.
- Прилетели, - старался сделать улыбку ежик
- Ну молодец, сказал отец, ты как раз на праздник, мы тут свадьбу играем, Присоединяйся, дуб дерева огромный, здесь целый дворец
Ежик ничего не мог понять, как же, и белочка была нарядная, неужели?
- Моя дочь выходит замуж, радостно сказал отец и повел ежика знакомить с гостями.
Кого там только не было, и самое что удивило ежика, все девушки были в платочках.
- Я вижу твое огорчение сынок, ты же лез к моей дочери, неправда ли? Не переживай, каждый из нас должен быть с тем кто из его окружения. Не подобает белочке быть с ежиком.
- Но у меня нет даже друзей,- писклявил ежик.
- Мы научим тебя тому, что тебя осветит и сделает тебя самым мягким, несмотря на твои колючки.
Через час ежик произнес: Нет божества кроме Аллаха.
Через два он прочитал первый свой намаз
- Ну ладно, по мне наверно мама волнуется, мне уже пора.
Его спустили, и сказали что он всегда желанный гость в этом доме, что ему не нужно больше карабкаться по стволу, достаточно всего постучатся в дубчик.
Ежик шел, сияя по лесной тропинке, он знал для чего он нужен на белом свете, верил в то, что ему должно быть от счастья все равно будет только его и не убавится не на вес травинки.
Он идет и на него все смотрят, ему в ответ улыбаются.
- Не стыдно ли тебе, сказал он Дятлу мешающему спать Сове.
"На самом деле", подумал дятел, "даже такой маленький ежик знает, а я бесстыдник не задумываюсь", и улетел на другое дерево по дальше.
Что же изменилось, удивлялся ежик, почему теперь мне улыбаются.
Не видел он что от него теперь идет свет, от него веет теплом, и людей тянет к истинному рабу Аллаха как железо магнитом, хотя и невидно того что тянет.
Через год у ежика появится своя семья, он найдет ежика- девочку. У них будут много - много маленьких ежат. И все девочки у них будут в платочках
И каждый день старший ежик будет вытаскивать за уши из-за кустов юных поклонников и говорить им грозно:
- Не подобает приличным ребятам таится в кустах, заходите же домой в гости, по истине у нас широкая душа!
Весть об этой семье разнеслась по всей округе, с ними хотели познакомится, подружится.
Думал как то ежик, глядя как заходит солнце, вспоминал свою молодость, глупость)
"Вот, надо же, как был прав Белка отец, у меня семья, примерная всему лесу, все-все мои друзья…"
И тут он увидел как к ниму идет Белка отец.
- Ну сынок, давно не виделись.
Они обнялись
Сидели и смотрели, как заходит солнце, и прозвучал Азан. Со всех сторон приходили другие маленькие зверята. Заполнили всю-всю лесную поляну.
И весь лес озарила сура Ал-Фатиха
Хвала Аллаху господу миров
Милостивому, милосердному
Властелоину Дня суда...........
Амииииин

0

21

Гнев

  Жил-был один очень вспыльчивый мальчик. И вот однажды его отец дал ему мешочек с гвоздями и наказал каждый раз,когда мальчик не сдержит своего гнева, вбить один гвоздь в столб забора. В первый день в столбе было 37 гвоздей. На другой неделе мальчик научился сдерживать свой гнев, и с каждым днем число забиваемых в столб гвоздей стало уменьшаться. Мальчик понял, что легче контролировать свой гнев, чем вбивать гвозди.   Наконец пришел день, когда мальчик ни разу не потерял самообладания. Он рассказал об этом своему отцу и тот сказал, что на сей раз каждый день, когда сыну удастся сдержаться, он может вытащить из забора по одному гвоздю. Шло время, и пришел день, когда мальчик мог сообщить отцу о том, что в столбе не осталось ни одного гвоздя. Тогда отец взял сына за руку и подвел к забору:
  - Ты неплохо справился, но ты видишь,сколько в заборе дыр? Он уже никогда не будет таким как прежде. Когда говоришь человеку что-нибудь злое, у него! остается такой же шрам, как и эти дыры. И не важно, сколько раз после этого ты извинишься - шрам останется. Словесный шрам такой же болезненный, как и физический.
  Семьи и настоящих друзей не бывает много. Они умеют развеивать твое плохое настроение и помогают в трудную минуту. Они готовы выслушать тебя и открыть тебе свое сердце. Покажи семье и своим друзьям, как много они для тебя значат.
Пророк САС, призывал к Исламу своим поведением -ахлягом, давайте же остановимся на минутку и обратим взор на самих себя. Как мы ведем призыв к Исламу, истинному Единобожию? Ахляг - видимая сторона личности мусульманина, по нему оценивают весь Ислам..

0


Вы здесь » Mumtahana » Культурный досуг »  Из жизни мусульман.